subject to change (olga_lifeline) wrote in british_cinema,
subject to change
olga_lifeline
british_cinema

Как любимые британские сериалы обретают свой вид: знакомьтесь с художниками-постановщиками

Джерард Гилберт, The Independent


«Главное – это правдоподобность, – говорит Донал Вудс, художник-постановщик сериала «Аббатство Даунтон», пятикратный номинант премии «Эмми», сидя за своим огромным чертежным столом. – Хорошая работа художника-постановщика не должна быть заметна».

Вудсу далеко за пятьдесят, и он немного похож на Энтони Хопкинса. Мы находимся в его логове в киностудии Ealing Studios, в сороковые выпускавшей провокационные социальные комедии, а сейчас перешедшей к производству сериала, воспевающего феодальный домострой, который бывшие авторы студии вроде Александра Макендрика и Роберта Хамера радостно бы высмеяли.

Здесь были сооружены съемочные площадки для комнат слуг из Даунтона, а также будуары для «миледи» (всё остальное снимается в замке Хайклер в Беркшире). «Все спальни – это одна и та же спальня, – рассказывает Вудс, когда позже устраивает мне экскурсию. – Мы просто все время их меняем для Коры, Роуз или леди Мэри».

Такая универсальность – часть работы художника-постановщика, профессионала, чьей основной обязанностью является внешний вид фильма или телесериала. И поскольку главный персонаж «Аббатства Даунтон» – сам дом, выбор правильного здания зависел от Вудса. В этом случае им стал, конечно, Хайклер, загородная резиденция графа Карнарвона, в 1870-х годах перестроенная Чарльзом Барри, архитектором Вестминстерского дворца в Лондоне, где располагается Парламент Великобритании.

«Мы посетили, наверно, сотню домов в Англии, Шотландии, Уэльсе и Ирландии, и, представьте себе, Хайклер был первым домом, который мы смотрели», – говорит Вудс, стремившийся уйти от георгианского стиля, воспроизведенного в бесконечных экранизациях Джейн Остин. Но довольно скоро он понял, что придется построить отдельную площадку для помещений слуг, потому что нижний этаж в большинстве усадеб уже давно превратился в кафе, офисы и магазины. Однако, художник-постановщик – это нечто гораздо большее, чем специалист по подбору натуры, хотя поиск локаций для съемок – часть его работы. И его роль гораздо серьезнее, чем просто сколачивание площадок для слуг Даунтона. Здесь нужно разбираться в эстетике.

«Мы решили сделать помещения для прислуги в стиле черно-белого фильма, – говорит он. – Мы ограничили использование цвета, все носят белое с черным или кремовое с серым. И вдруг, как только вы заходите в эти обитые зеленым сукном двери [в главный дом], вы оказываетесь в супер-цветном старом кино.

«Вот чем на самом деле занимается художник-постановщик, – говорит он. – Проектирует съемочные площадки и организует изготовление декораций отделом декораций. Он должен сохранять главную визуальную философию, постоянно следить, чтобы от нее не было отклонений».


Джим Картер и Филлис Логан в "Аббатстве Даунтон"

Владения Вудса в Илинге отражают все разнообразие и иерархию этой профессии. Под его началом – четыре художника-декоратора, два человека по закупке реквизита, декоратор съемочной площадки и руководитель строителей, и разнообразные изготовители декораций – в день моего визита они красят железнодорожные знаки и готовят их к перевозке в Блюбелл-Лайн, Восточный Сассекс, локацию для несуществующей железнодорожной станции Даунтон.

Вудс изучал дизайн в политехническом университете Лестера в начале 80-х, затем поступил в ныне прекративший свое существование внутренний отдел дизайна BBC и проработал там 17 лет, его первыми работами в качестве младшего художника стали сериал «Крыса Роланд» и классический ситком «Терри и Джун». «Многие в этой профессии многому научились, работая в BBC, – говорит он. – Я все еще вижу многое от Мартина Чайлдса, который получил Оскара за ‘Влюбленного Шекспира’; это очень хорошая основа. Но целый отдел был закрыт и все ушли во фриланс».

Что бы он посоветовал тем, кто хочет заняться этой профессией сегодня? «Думаю, это довольно сложное занятие, – говорит он. – Ко мне приходят молодые ребята и я говорю им: 'Не думайте, что вы закончите колледж, и кто-то сразу даст вам бюджет'. Так что станьте частью команды, получайте удовольствие от работы, не торопите события – стойте за камерой, разговаривайте с режиссерами, доносите свои идеи до людей».

Вудс успешно работал в качестве фрилансера, был художником-постановщиком триллера BBC 2003 года «Большая игра» («Люди были удивлены, что нам удалось найти настоящую редакцию газеты… мы сами ее построили!»), костюмной драмы «Крэнфорд», хита 2007 года, и собравшей много наград трилогии BBC по произведениям Шекспира «Пустая корона». После работы над двумя сериями американского триллера «Родина», где действие происходило в Тегеране, а съемки в Марокко, он получил работу в сериале «Тиран» от той же продюсерской компании. «Мне сейчас везет, потому что предлагают отличные вещи».


Анна Притчард в магазине Trevor Howsam, торгующем реквизитом

Анна Притчард, художник-постановщик со специализацией на современных городских драмах вроде «Моего убийства», «Главаря» и недавней драмы Доминика Сэваджа для BBC One «Секреты», начала свою карьеру с изготовления моделей для рекламы игрушечных солдатиков Action Man. «Вообще я училась на ювелира по золоту, – говорит она. – Многие из этих сложных вещиц попадают в кино, и я в конце концов нашла работу в Лос-Анджелесе на студии Парамаунт, где проектировала все на свете, от съедобных ручек до взрывающихся ботинок. Именно тогда мне открылся весь этот мир».

Затем Притчард снова поступила в колледж и изучала работу художника-постановщика в Университете Кингстон в юго-западном Лондоне. «В колледже проходят стажировку, и мне повезло, что художник Мелани Аллен («Уайтчепел», «Шелк») взяла меня в свою команду, – говорит она. – Я начала с самого начала, делала чай и бегала по поручениям и медленно поднималась по лестнице, начав с составления технических чертежей и графики».

«Обучение крайне важно – вы должны уметь рисовать, иметь технические способности. Вы должны знать, где достать реквизит – дешево – и иметь хорошее визуальное чутье на съемку, операторскую работу и локации. Но это захватывающая работа – я хотела бы заниматься ею до конца жизни».
«Когда по почте прибывает сценарий, я просто читаю его, чтобы получить общее представление об энергетике и атмосфере, – говорит Притчард. – Режиссер накидывает мне слова, например, он хочет, чтобы это было 'эксцентрично', 'загадочно', 'антиутопично', 'в стиле Тима Бертона', 'в стиле Дэвида Линча', что угодно. Мы говорим о фильмах, которые нам нравятся, – на меня, например, сильно повлияли мексиканские и южноамериканские фильмы ‘Сука-любовь’ и ‘Без имени’, – о любимых цветах, архитектуре, стилях, композиции и так далее. Именно тогда я достаю свои маркеры; я распределяю все по категориям: что должно быть построено, что будет сделано с помощью специальных эффектов, какие нам понадобятся декорации. Я люблю погружаться в мельчайшие детали, узнавать о вещах, про которые раньше ничего не знала».


Малкольм Камулете и Николас Пиннок в "Главаре"

Работа над недавними «Моим убийством» и «Главарем» потребовала изучения культуры городских банд. Притчард использовала много документальных снимков муниципальных домов – особенно работы фотографа Саймона Уитли – и встречалась с бывшими членами банд. «Мы их спрашиваем: 'Вот так выглядят наркотики? Вот так выглядит оружие?' А они говорят нам, что наркотики упакованы определенным образом, или что пистолеты выглядят слишком по-американски. Они говорят: 'Мы используем только старое оружие времен Первой мировой войны' (из-за [теперь ликвидированной] лазейки в Законе об огнестрельном оружии, облегчавшей торговлю антикварным оружием). Мы не можем посмотреть ‘Прослушку’ и использовать что-то оттуда… это не Америка».

В фэнтези и научной фантастике документальная точность, конечно, менее важна. Однако эти жанры требуют находчивости и воображения. Художник-постановщик из Уэльса Эдвард Томас, например, не только должен был воссоздать Флоренцию и Рим эпохи Возрождения на «протекающем старом автозаводе» в Суонси для «Демонов да Винчи», но был именно тем человеком, которому Рассел Т. Дэвис заказал редизайн «Доктора Кто» для современного зрителя – он работал над первыми шестью сезонами перезапущенной саги о путешествиях во времени.

«Рассел был очень щедр с точки зрения дизайна, – говорит Томас. – Все, что он написал в сценарии, было 'ТАРДИС – это пространство размером с собор внутри и маленькое снаружи', что означало – мы можем творить что хотим.

На мой взгляд, не было никаких сомнений, что мы должны вернуть синюю будку, но потом я решил – ТАРДИС не строят, ее выращивают, и вырастить ТАРДИС занимает 500 лет, так что начинаешь с коралла, стекла и дерева… но ничего этого не было в сценарии. А потом, на пятой или шестой серии, Рассел Т. Дэвис написал: 'ТАРДИС не строят, ее выращивают'. Вот так художник-постановщик может повлиять на сценарий».


Площадка Мачу-Пикчу Эдварда Томаса для "Демонов да Винчи"

После изучения театрального дизайна в Уимблдонском колледже искусств и работы над постановкой оперы Пуччини «Турандот» на арене Уэмбли Томас «переместился в рекламу, а потом из рекламы в художественные фильмы. Затем я оказался в Южной Африке и сделал всего 18 фильмов, разные вестерны, «Викинги», много фэнтези. И однажды я приехал навестить своих родителей в Южном Уэльсе, увидел, что BBC делает «Доктора Кто» и подумал, что это была бы очень интересная работа с точки зрения дизайна. Вот так я стал 'Британским мистером сай-фай'».

Он даже подновил самых культовых злодеев научной фантастики, далеков, первоначально разработанных в 1963 году Рэймондом Кьюзиком и предположительно вдохновленных перечницей в столовой BBC. «Оригинальный дизайн был таким успешным, что было бы неправильно менять его радикально, – говорит Томас. – Мы сделали их больше размером, потому что я знал, что у Билли Пайпер, игравшей в то время спутницу Доктора, будет противостояние с далеком, и хотел, чтобы глаз-стебель далека был точно на уровне ее глаз».


Первоначальный набросок Эдварда Томаса для "Демонов да Винчи"

Томас также разрабатывал дизайн пилотной серии «Шерлока», 28 серий «Торчвуда» и 18 серий (на настоящий момент) «Демонов да Винчи», для которых он недавно должен был воссоздать королевство инков в Перу на горе Мачу-Пикчу, не покидая Великобритании. Он сравнивает себя с дирижером оркестра. «У меня есть помощник художника-постановщика, который занимается тем, что мне нравится называть 'клуб рисования'. Клуб рисования состоит из художников по концепту, художников по декорациям, графиков… всех творческих людей, и это все требует планирования и управления».

Единственное, что не нравится Томасу в его работе, - это путешествия за границу, отрывающие его от семьи. «И моя жена вам расскажет, что я – полная катастрофа, когда мы едем куда-нибудь на машине, потому что я всегда ищу какой-нибудь интересный фасад, храм или еще что. Прогуливаясь по пляжу, я подбираю ракушку и думаю: 'Ух ты, из этого бы вышел отличный космический корабль…'. Я довожу ее до полного бешенства, потому что не слушаю, что она говорит. В мозгах дизайнера всегда что-то зудит».

Воссоздание Мачу-Пикчу в Южном Уэльсе
Чтобы воссоздать местность инков 15 века на горе Мачу-Пикчу, перуанские пляжи и джунгли для серии «Демонов да Винчи», художник-постановщик Эдвард Томас начал работу с отдела графики: «Я сажусь с ребятами из отдела компьютерной графики и говорю: 'Вы можете сделать мне фон?' Для создания пляжа мы поехали на военный пляж в Южном Уэльсе, который закрыт для публики, и привезли туда южноамериканские растения.

Потом мы поехали в сады Хелигана в Корнуолле, там множество удивительных южноамериканских растений, а оттуда в карьер в среднем Уэльсе для съемок скалистой горной тропы на Мачу-Пикчу, и наконец построили площадку для самой Мачу-Пикчу в Суонси».
Tags: *интервью, *обзор, *факты, doctor who: создатели
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments