K. (vivalabeat) wrote in british_cinema,
K.
vivalabeat
british_cinema

Барри Леттс: на все руки мастер

Обо всех прекрасных людях, появившихся на свет в разные годы 26-го марта, нам рассказала несравненная bamssi, я же, как и обещала, хочу поведать о человеке, который лично для меня уже очень давно является ключевой фигурой в истории "Доктора Кто", без которого сериала сегодня могло бы и не быть и за видимой лёгкостью результатов труда которого скрывается каторжная работа и полная самоотдача любимому делу. Пафосно как-то получается, не? Но этот удивительно интеллигентный, скромный и трудолюбивый человек за свою более чем полувековую карьеру успел попробовать себя в разных амплуа: он был и актёром театра и кино, и режиссёром, и сценаристом, и редактором, и продюсером, и писателем, - но всегда оставался верен себе, несмотря ни на что. Попробую всё-таки рассказать по порядку. Следуя примеру Марка Гэтисса, я всегда читаю титры, потому что, отдавая должное актёрскому таланту, мне всегда были интересны те, кто оставался за кадром, те, о чьих бессонных ночах зрители часто забывают, те, благодаря кому мы можем наслаждаться конечным продуктом. Так, когда я почти уже девять лет назад добралась до классического "Доктора Кто" вообще и Третьего Доктора в частности, я не могла не обратить внимание, насколько целостным было моё впечатление, насколько чувствовалось, что над сериалом работает команда людей, безоговорочно подходящих друг другу. Титры сказали: "продюсер - Барри Леттс". Хорошо, подумала я, надо будет узнать про него побольше. С тех пор моему восхищению нет предела. Надеюсь, если вам ещё не довелось познакомиться с ним поближе, мой рассказ позволит хоть немного понять, чего же такого особенного в этом скромном мастере на все руки. Предупреждаю: там много букв, так вышло.

Итак, знакомьтесь, если ещё не, Барри Леопольд Леттс.
01

Барри Леттс родился 26-го марта 1925-го года в городе Лестер. Его отец, директор школы по профессии, с ранних лет смог привить сыну интерес к литературе и кинематографу. Особенно мальчика привлекали приключения и научная фантастика, а среди самых любимых фильмов были Things to Come по Г.Уэллсу и голливудская сказка The Wizard of Oz. Когда началась война, Леттс, будучи всего лишь пятнадцатилетним мальчишкой, получил должность помощника режиссёра в Лестерском королевском театре, а в связи с тем, что многие молодые актёры были призваны в армию, и шанс попробовать себя на сцене. Уже через полгода театральная компания Йорка предложила ему долгосрочный контракт.

Через три года Леттса заметил Роберт Хамер, один из режиссёров Ealing Studios, самой успешной телекомпании в то время, и предложил ему трёхлетний контракт. Барри же предпочёл славе долг родине и через два дня ушёл служить во флот. Вернувшись через 3 года, в 1946-м, он всё же подписал контракт, и за этим последовала череда ролей второго плана в некоторых из наиболее успешных британских фильмов послевоенного времени, таких как Frieda, To the Public Danger и Scott of the Antarctic. Когда же контракт со студией истёк, Леттс стал значительно реже появляться на экранах или же получал менее значимые роли, считая, что ему не суждено стать звездой мирового уровня. Как он сам говорил много лет спустя: "Я просто никогда не умел продавать себя."



Леттс считал, что он сможет добиться большего как актёр телеэкрана, и в 1950-м году продюсер Рекс Такер, который до этого не раз работал с Барри над радиопостановками, пригласил его на одну из ролей в телеверсии The Gunpowder Plot. Можно сказать, что сама судьба так распорядилась, ведь роль Гая Фокса исполнял не кто иной как Патрик Траутон, который поведал коллеге во время одного из многочисленных перекуров, что предпочитает телевидение театру, назвав последний "криком по вечерам". Телевидение в ту пору было по сути на 100% живым, без возможности передохнуть или перезаписать неудачный момент. Многие актёры жаловались на такой режим работы, Леттс же, напротив, считал его тонизирующим и дисциплинирующим. Однако же, он довольно быстро понял, что этот каторжный труд не гарантирует ему стабильного заработка, и в 1953-м году устроился работать упаковщиком на фабрику по производству мороженого. Но очень скоро Леттсу выпал счастливый билет, и он получил роль в постановке Seagulls Over Sorento и провёл год, каждый вечер выходя на сцену театров по всей стране, вернувшись на телевидение к Рождеству 1954-го года.

На протяжении последующих пяти лет его карьера, казалось, шла в гору, он снялся в таких популярных телесериалах, как Z-Cars и Softly Softly, однако же Леттс по-прежнему считал, что актёрство не его призвание и подумывал о том, чтобы стать режиссёром. Он жадно впитывал информацию и с охотой принимал критику и советы от опытных коллег по цеху. В 1960-м году он полностью проработал режиссёрский сценарий для The Deep Blue Sea и отправил его Майклу Барри, директору отдела драмы на BBC, надеясь получить место на режиссёрском курсе, но конкурс был столь велик, а Майкл Барри настолько не впечатлён, что Леттсу пришлось ждать шесть лет, прежде чем ему наконец-то предоставился ещё один шанс. В роли доброй феи выступил Сидни Ньюман, один из тех, благодаря кому тремя годами ранее на свет появился "Доктор Кто".

Постепенно Леттсу доверяли работу над всё более серьёзными проектами, включая Z-Cars, а вскоре Иннес Ллойд, продюсер "Доктора Кто", доверил ему работу над технически сложной серией The Enemy of the World. Леттс рассматривал это как повышение после бесчисленных мыльных опер и полицейских драм и был рад снова поработать с Патриком Траутоном, который к тому времени уже давно был звездой шоу. Во время уже традиционных многочисленных перекуров Траутон поведал другу, что планирует уйти из шоу, так как съёмочный график становится всё напряжённее и работать приходится практически без выходных и отпусков. Позже Леттс неоднозначно оценивал свою работу над серией, переживая, что единственная сохранившаяся часть - самая слабая. Скажу честно, когда в октябре прошлого года объявили, что все шесть частей The Enemy of the World теперь найдены, моей, да и не только моей, первой мыслью было, что Барри Леттс был бы очень счастлив, хоть и в своей скромной манере. Когда пересматриваешь серию сейчас, зная всю подоплёку и будучи в курсе, что именно Леттс смог уговорить Мэри Пич сняться в сериале, что именно Леттс добился расширения бюджета для использования настоящего вертолёта и судна на воздушной подушке, понимаешь, что всё-таки его дебют в "Докторе Кто" не был таким уж неудачным. Режиссёр Барри Леттс очевидно начинал думать и действовать как продюсер.



Через пару лет режиссёрской работы на BBC Леттса позвал к себе Шон Саттон и поинтересовался: "Ты ведь любишь sci-fi? А не хочешь стать продюсером "Доктора Кто"?" Даже несмотря на уверения Саттона, что у него будет возможность время от времени снова садиться в кресло режиссёра, Леттс не был уверен, что это хорошая идея - зрительский рейтинг был настолько низок в то время, что существовала вероятность, что шоу в принципе могут снять с эфира, и Леттс подозревал, что Саттон предложил ему стать продюсером, потому что больше никто бы не согласился. Взвесив все "за" и "против", он принял предложение, хотя и был проинформирован, что может так случиться, что ему придётся искать сериалу замену.

Не имея возможности и времени как следует войти в курс дела, Леттс с некоторой паникой приступил к работе, хотя большая часть решений перешла к нему по наследству от предыдущих продюсеров: сериал должен был отныне сниматься в цвете, Джон Пертви был утверждён на роль Доктора, а Кэролайн Джон - на роль Лиз Шоу. Один из сценаристов, Малкольм Халк, посетовал, что новый формат здорово ограничивает сюжетные возможности и ставит под вопрос дальнейшее будущее. Однако же, и здесь судьба оказалась благосклонна к Леттсу: Терренс Дикс, работавший с Питером Браянтом и Дерриком Шервином, стал ему настоящим другом и соратником. Сам Леттс говорил, что дело было даже не только в том, что они одинаково подходили к сценариям, с которыми им приходилось иметь дело, сколько в том, что понимали друг друга буквально с полуслова и могли часами обсуждать какие-то темы и вопросы. Они продолжали сотрудничество над другими проектами и оставались друзьями до самой смерти Леттса в 2009-м году.

Во время работы над своим первым сезоном, Леттс трудился не покладая рук, стремясь вытянуть не всегда удачные сценарии и уложиться в бюджет. Во время съёмок серии Inferno, Дуглас Кэмпфилд был госпитализирован из-за проблем с сердцем и Леттс занял режиссёрское кресло, чтобы закончить процесс, однако же с присущей ему скромностью, оставил в титрах только имя Кэмпфилда. Усилия оказались не напрасны: вернулся зрительский интерес, увеличился бюджет. Леттс, однако, понимал, что теперь ему предстоит закрепить успех. Ещё во время работы над своим первым сезоном, он изменил съёмочный процесс таким образом, что у актёров теперь стало больше времени на знакомство со сценариями и репетиции, а декорации не приходилось пересобирать каждую неделю. Помимо этого, он находил время на изучение современной научной фантастики, стремясь сделать сюжеты скорее реалистичными, чем сказочными.

UNIT и Бригадир (тогда ещё полковник) достались Леттсу по наследству от предыдущей команды, но именно он сделал их неотъемлемой частью вселенной, и сейчас уже невозможно представить "Доктора Кто" без них. Моральные качества Третьего Доктора во многом определялись мировоззрением самого Леттса, поскольку он твёрдо верил, что телевидение оказывает огромное влияние на зрителя, а раз основной аудиторией сериала всегда были дети, многие из которых скорее послушались бы Доктора, чем своих родителей, ему было важно, чтобы они с ранних лет понимали, что и зачем. Леттс считал, что недостаточно просто рассказать историю, он уделял огромное внимание тому, чему она учит: "просто потому что кто-то зелёного цвета, ещё не означает, что он - злодей", - и дальше, если вдруг повествование заходило в тупик, достаточно было вернуться к основной теме, как всё сразу вставало на свои места. Леттс решил изменить внешний облик и звучание сериала: он разработал форму для ЮНИТа, он плотно работал со звукорежиссёрами над музыкой для серий, он расширил основной актёрский состав и очень деликатно объяснил Кэролайн Джон, которая и так собиралась уходить из-за беременности, почему они хотят поменять спутницу Доктора, пригласив Кэти Мэннинг на роль Джо Грант.



"Семья", как часто характеризуют атмосферу в сериале во времена Леттса, в 1971-м году пополнилась ещё одним членом. Летом 1970-го Терренс Дикс сравнил Доктора и Бригадира с Шерлоком Холмсом и доктором Ватсоном и предположил, что им бы не помешал свой Мориарти - Мастер. Леттс тут же вспомнил о своём давнем коллеге по сцене и телевидению, Роджере Дельгадо, и паззл сложился. Руководство BBC вскоре забеспокоилось, что сериал стал слишком страшным, слишком реалистичным и что дети начали бояться спать со своими плюшевыми мишками. Леттс с самого начала обдумывал, как вернуть действие сериала на другие планеты, немного отведя угрозу от планеты Земля, и The Colony in Space стала первым шагом в этом направлении. Последняя серия сезона, The Dæmons, послужила началом для многолетнего сотрудничества Леттса с успешным драматургом Робертом Сломаном, который позже вспоминал, что довольно часто он приносил готовый сценарий, который Барри перекраивал в соответствии с возможностями съёмочной группы и бюджетом. Работали они под псевдонимом Guy Leopold, чтобы скрыть от Гильдии сценаристов и BBC участие Леттса.

В честь десятилетия сериала была снята серия The Three Doctors, положившая начало традиции юбилейных серий, и это была полностью идея Леттса, хотя он и говорил, что кто угодно бы сделал то же самое. Несмотря на очевидно успешную работу над сериалом, Леттс начинал понимать, что ему пора двигаться дальше, чтобы не начать повторяться. И снова вмешалась судьба, на этот раз не лучшим образом: в 1973-м трагически погиб Роджер Дельгадо, что сильно сказалось на настрое всей съёмочной группы, из сериала ушла Кэти Мэннинг, и Джон Пертви объявил, что следующий сезон станет для него последним. Тем не менее, Леттс и Дикс решили, что доведут работу до конца и останутся ещё на год. Именно благодаря им, новой спутницей Доктора стала несравненная Сара Джейн Смит, играла которую Элизабет Слэйден, Гарри Салливан в исполнении Иена Мартера стал одним из важных и наиболее любимых персонажей, а на смену Джону Пертви пришёл Том Бэйкер. Леттс же снова занял пост режиссёра, работая над лебединой песней Третьего Доктора, The Planet of the Spiders, к которой также написал сценарий, получившийся настоящим трибьютом Доктору-денди.

Официально перестав быть продюсером "Доктора Кто" после первой серии с Томом Бэйкером, Леттс продолжал консультировать своего сменщика, Филипа Хинчклиффа. Именно Леттс, переживая, что новый сценарий о далеках Терри Нэйшена окажется переработкой одной из старых идей, осторожно предложил рассказать о создании самых популярных монстров сериала. И хотя все лавры достались Филипу Хинчклиффу, серия The Genesis of the Daleks обязана своим появлением именно Леттсу. Позже он возвращался к шоу в качестве режиссёра-фрилансера и работал над The Android Invasion, а когда Джонатан Нэйтан-Тёрнер занял пост продюсера, был приглашён на должность исполнительного продюсера. С присущей ему скромностью, Леттс отказывался от любых похвал в свой адрес, когда речь заходила о последнем сезоне с Томом Бэйкером, однако же все, кто работал над этим сезоном, сходятся в одном: Нэйтан-Тёрнер был продюсером, Барри Леттс - исполнителем. Когда нужно было кого-то в чём-то убедить или направить в нужном направлении, не было человека более подходящего, который буквально парой фраз был способен объяснить, почему нужно было сделать так, а не иначе. И самое главное - у собеседника складывалось ощущение, что это именно ему пришла в голову столь прекрасная мысль, Леттса это вполне устраивало.



В 80-е годы вместе со своим давним соратником Терренсом Диксом они создали ряд "взрослых сериалов, которые могут смотреть дети", включая The Invisible Man и The Pickwick Papers. Леттс никогда не забывал старых друзей и всегда был рад снова с ними поработать или прийти на помощь: так он снял в различных фильмах и шоу Патрика Траутона, Кэролайн Джон, Лиз Слэйден, Тома Бэйкера и других. Когда его старинный друг и коллега Дуглас Кэмпфилд умер в 1984-м году, Леттс лично проконтролировал, что вдова режиссёра получила достойное пособие. Вторая половина 70-х и 80-е стали для Барри периодом международного признания. Он был дважды номинирован на Daytime Emmys в Америке: за сериалы Lorna Doone и The Prince and the Pauper, - наконец получив награду за A Tale of Two Cities. На родине он был номинирован на Бафту за Jane Eyre. В 1987-м впервые за 25 лет Леттс оказался без работы, поэтому в 1988-м он попробовал себя в новом амплуа, став преподавателем режиссёрских курсов в студии Elstree. Закончил свою режиссёрскую карьеру Леттс, вернувшись к мыльным операм, включая EastEnders и Brookside.

Даже официально выйдя на пенсию, Леттс продолжал активно участвовать в жизни "Доктора Кто", будучи одним из любимых гостей на многочисленных конвентах, автором двух радиопостановок, написав вместе с Диксом роман к сорокалетию сериала Deadly Reunion, а позже написал свою последнюю книгу, посвящённую "Доктору Кто", Island of Death. Помимо этого Леттс активно участвовал в записи аудиокомментариев к многочисленным переизданиям на DVD, честно скажу, я слушала очень многое из этого, и на некоторые серии совершенно под другим углом начинаешь смотреть. В комментариях к пятой части The Monster of Peladon они с Диксом рассказывают про одиннадцатилетнего мальчика, который прислал им сценарий. Леттс ответил, послал ему какие-то отрывки сценариев и свои комментарии, а также пригласил мальчика с семьёй на съёмочную площадку и обед с Джоном Пертви. Мальчик вырос, став успешным актёром, режиссёром, сценаристом, лауреатом премии Оскар, Доктором. Угадайте имя мальчика. :) Если кому-то интересно, я выкладывала прув тут. Там же дальше они рассуждают, что семилетний Стивен Моффат тоже писал Леттсу и просился стать шоураннером. Стивену отказали, но он оказался мальчиком упорным, мы все знаем, чем он занимается сейчас.

В 2009-м году вышла первая часть автобиографии Барри Леттса Who & Me, к сожалению, посмертно. Словами не передать, насколько для меня личная драма, что второй части так и не случилось. Мне не дадут соврать - эта книга просто обязательна к прочтению тем, кто занимается каким-либо творчеством: сценарии, проза, стихи, режиссура, актёрская игра, продюсерская деятельность - да что угодно. Читается она моментально, но её хочется перечитывать и цитировать. Леттс писал её, зная, что тяжело болен, в возрасте 83-х лет, но поражает, насколько ясный ум он сохранил до самых последних дней. Он также успел записать аудиоверсию, просто послушайте хотя бы кусочек при случае - не веришь просто, что через несколько месяцев этого человека со спокойным голосом и такими правильными мыслями не стало. Барри Леттс умер от рака 9-го октября 2009-го года. Серия The Waters of Mars, вышедшая в ноябре того же года, была посвящена его памяти.

Я тут, готовя этот пост, зачиталась выпуском Doctor Who Magazine с трибьютом Леттсу от Фрэйзера Хайнса, Мэри Пич, Терренса Дикса, Лиз Слэйден, Николаса Кортни, Грэма Харпера, Кэти Мэннинг, Кристофера Барри и Тома Бэйкера - все эти люди, которым посчастливилось с ним поработать, отзываются о нём как о совершенно исключительном человеке, лишь подтверждая то, что известно нам, простым смертным. Но мне бы хотелось отдельно привести здесь свой перевод небольшого трибьюта, который в 2009-м году опубликовал в 415-м номере Doctor Who Magazine человек, которого лично я считаю продолжателем дела Леттса, тот, кто совершил, казалось, невозможное и благодаря кому 9 лет назад именно в этот день Доктор к нам вернулся. Ну, вы поняли, о ком я. Если вы, конечно, дочитали до этого момента.



Это была предпоследняя колонка Расселла в DWM перед его уходом, перед началом новой эры:

"Возвращаемся к работе! Я пишу это в середине октября в Лос-Анджелесе, готовясь вернуться в UK через шесть дней и закончить последние серии с Дэвидом Теннантом. Но это был безжалостный месяц, этот октябрь 2009-го. Мы потеряли слишком многих хороших людей. И не в последнюю очередь я говорю про уход замечательного Барри Леттса.
В тот день, когда смски и звонки с ужасными новостями облетели мир, мы все предались воспоминаниям о тех волшебных днях Огромных Личинок, Осциллографа и Венерианского Айкидо. Работа мистера Леттса и его команды сделала моё детство намного ярче, намного больше, наполнила его стилем, смыслом и вкусом, сделав моё сердце больше и заставив его биться сильнее. "Доктор Кто" по версии Барри обладал необузданной фантазией и относился к детям с небывалым уважением: сегодня мы узнали горькую правду о загрязнении окружающей среды, на следующей неделе у Доктора был летающий автомобиль! Невероятно! Я помню нашу единственную встречу с Барри, в Кардиффе в 2005-м году, во время пресс-вечеринки по случаю запуска нашего первого сезона. Помните, что для меня и Фила Коллинсона это был наиважнейший вечер - один из самых значимых в нашей карьере! Но знаете, что привело нас в наибольший восторг? Там были Барри Леттс и Терренс Дикс! Мы сгрудились вокруг них, как мальчишки-фанаты, а не продюсеры. Фил светился потом и рассказал мне: "Я сидел за Барри Леттсом во время показа. Он обернулся ко мне на середине, поднял большой палец и сказал: 'Я ушёл с предыдущего!'" То, что в тот вечер он остался, было единственным ободрением и одобрением, что нам было нужно.
Его наследие остаётся неприкосновенным, а его добрый труд живёт и будет, я надеюсь, жить вечно. Где-то за морем, в Британии, где работа над новыми сериями "Доктора Кто" идёт, идёт и идёт..."


Спасибо, мистер Леттс, за то, что сегодня, отметив пятидесятилетний юбилей любимого сериала, мы можем с замиранием сердца следить за новостями со съёмок нового сезона и ждать, когда девятилетний мальчик, который ждал исполнения своей мечты 46 лет, возьмёт нас с собой в очередное захватывающее путешествие.
Tags: *happy birthday, doctor who: создатели
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments