Daria (eliza_doolittl) wrote in british_cinema,
Daria
eliza_doolittl
british_cinema

Стифен Моффат о Докторе, Шерлоке, Чибнелле и своих планах

Перевод Марии Шмидт
Источник TEAmTARDIS
Оригинал интервью


Внимание! В тексте обширные спойлеры к 4 сезону "Шерлока".

Вы считаетесь одним из немногих британских шоураннеров в американском смысле этого слова. Какие навыки понадобились вам, чтобы от просто написания сценариев «Доктора Кто» перейти к руководству целым сериалом?

Ну, я руковожу сериалом скорее творчески, чем как организатор процесса. Я отвечаю за вымышленный мир и за все, что на него влияет. Непосредственно реализацией этого мира на экране заправляет мой коллега, исполнительный продюсер Брайан Минчин, именно на нем держится эта махина. У меня бы на его месте ничего не вышло, и я этим не занимаюсь. Впрочем, я сейчас слишком жестко обозначил границы наших обязанностей. Порой мне доводится заниматься и разными аспектами руководства, а Брайану — творческой составляющей. На посту шоураннера нужно делать по 12-13 серий «Доктора Кто», по три серии «Шерлока» и отвечать за все это с творческой стороны. Я стараюсь использовать четкий подход, не хочется говорить это ужасное слово «видение», но все-таки подход — мы создаем вот такой сериал, и создавать его надо вот так, а не вот так. «Видение» звучит слишком напыщенно. Если честно, думаю, именно тем, что сейчас зовется шоураннерством, я и занимался с тех самых пор, как только начал работать на телевидении и был еще просто сценаристом. Это всего лишь значит быть деятельным сценаристом, который всюду влезает. Когда я начинал, такого термина, «шоураннер», еще не было. Но я ходил на все собрания, слушал перезапись, наблюдал за монтажом. За всем, что затрагивало творческую сферу. Это значит быть сценаристом, отвечающим за сериал, у которого может быть несколько сценаристов. Красивое словечко для главного сценариста, исполнительного продюсера и литературного обработчика материала.

У вас есть излюбленные места, где вам больше всего нравится творить? Нужно ли вам что-нибудь для создания творческого настроя?

Дедлайн, например. А вообще я хожу туда-сюда по кабинету. Есть места, где я люблю писать. В лондонском доме у меня есть свой кабинет. Еще у нас дом в Кардиффе, где снимают «Доктора Кто» и «Шерлока», и там у меня тоже есть кабинет. В этих кабинетах я и люблю писать. И, поскольку в последние годы график у меня был просто адский, приходилось писать и на выходных, и в отпуске. И есть конкретные места отдыха, где мне нравится писать, конкретные номера в отелях, которые меня устраивают. Если я где-то, где мне писать некомфортно, то я и не смогу. Я должен ходить туда-сюда и говорить с самим собой вслух. Когда рядом в комнате есть кто-то еще, писать я тоже не могу, это просто невозможно. Один глоток вина, как бы сильно я ни любил вино — и вот я уже снова не могу писать. Никогда. Глотнул вина — и прощай, весь оставшийся день. Суть в концентрации и в том, чтобы постараться все сделать как следует. Каждое утро я берусь за сценарий сначала, начинаю с первой страницы и читаю, и переписываю по ходу, чтобы не забыть настроение момента, на котором остановился, не забыть, к чему я веду сюжет. План в голове у меня всегда есть, порой сложный и хитроумный, а порой дурацкий и замороченный, но я никогда его не записываю. Не могу записывать, нужно, чтобы он был у меня в голове. Если я запишу свой план, он станет правилом. А значит, изменить я его не смогу. Если полгода мучаешься с одним планом, и пора бы уже начать писать, но не выходит, нельзя сказать себе: «Ну и ладно, ничего не поделаешь, все равно надо писать, даже если получится не то», надо просто выкинуть этот план и все. Неважно, сколько времени он уже существует, сколько человек его одобрили и сколько похвалили. Все должно выйти как надо. Особенно на телевидении. Каждая сцена должна быть важна и не просто подводить к чему-то другому, важному, а быть интересной сама по себе. Даже если человек увидит только одну эту сцену, он должен счесть ее хорошей. В общем и целом, нужно просто усердно трудиться. Хотелось бы сказать, что есть и другой какой-нибудь способ, но клянусь вам: единственное решение любой проблемы — работать усерднее прочих. Не существует таланта. Не существует ума. Есть только упорный труд. Это главный чит-код Вселенной. Будешь трудиться усерднее остальных — и получаться у тебя будет лучше. И под «усерднее» я имею в виду не «много» — хотя да, и много тоже. Но не только. Нужно подгонять себя, принимать непростые решения, стараться сделать все наилучшим образом и пытаться не терять головы, даже когда ты про***шься. А это обязательно произойдет, причем не раз и публично.

Что вы можете рассказать о своем последнем сезоне «Доктора Кто»?

Ничего! Мы еще даже не успели всерьез озадачиться тем, как будем его продвигать, что расскажем, а что оставим в тайне. Я вообще еще об этом даже не задумывался. Сейчас я опасаюсь что-нибудь рассказывать. Мисси вернется, Перл Маки сыграет Билл, новую спутницу Доктора. Остальное увидите в свое время. Все будет уже скоро. Вам понравится. Много монстров!

Вы работали над «Доктором Кто» с самого его возрождения в 2005 году. Почему решили уйти сейчас?

Уместнее будет спросить, почему я ухитрился не уйти раньше. «Доктором Кто» я занимался дольше, чем всем остальным в своей жизни. Первые четыре-пять лет я был просто одним из сценаристов, потом стал шоураннером на полную ставку, плюс еще и «Шерлок». Я сейчас просто поражаюсь тому, как долго всем этим занимался, и мне немного не хватает простого создания новых сериалов, новых проектов, что, по сути, и есть истинная работа сценариста. Я несколько лет присматривал за «Доктором Кто» и «Шерлоком», контролировал их, волновался за них — а ведь с такими масштабными франшизами новые проблемы возникают каждый день — и все это вдобавок к написанию сценариев. Настоящим писателем ты чувствуешь себя, когда пишешь что-то новое, создаешь что-то иное. Мне не хватает этого ощущения. Я бы не прочь найти себе какой-нибудь новый проект, который можно завалить.

В последний раз мы беседовали с вами за несколько месяцев до объявления Питера Капальди новым Доктором. Теперь же начинается сезон с новой спутницей, Билл Поттс. Какие качества вы искали в актрисе, когда проводили кастинг на роль?

Новая спутница — это всегда очень интересно. В большей мере именно с ней, а не с новым Доктором появляется возможность начать сериал с начала. С новым Доктором меняется стиль сериала, его дух, но по сути это все тот же Повелитель времени, просто с новым лицом. Ничего с нуля не начинается. Но когда на борт ТАРДИС поднимается новый человек, ему предстоит заново узнать правила путешествий во времени, правила ТАРДИС, предстоит поволноваться о том, кто такой этот Доктор, постепенно понять, чем он живет и злодей он или герой. Это и правда похоже на новое начало. Первая серия нового сезона специально оформлена как первая серия всего сериала, она знакомит зрителя с «Доктором Кто» так же, как знакомит с Доктором Билл. Это очень интересно. А начинали мы вот с чего: чьими глазами мы хотим видеть Доктора? Какая точка зрения будет новой, необычной, освежающей? Какой человек подойдет для того, чтобы получше узнать Доктора? С этого и начинается история. Я всегда получаю за эти свои слова, но все же — лицо Доктора меняется, но сам он меняется совсем не так сильно. Он не многому учится и не слишком развивается. Он Доктор и был им много веков. Узнают новое, развиваются и меняются его лучшие друзья, и эта история становится их историей. Я всегда говорю: Доктор — звезда сериала, а спутник — главный герой. Это две разные роли. Как и в историях о Шерлоке Холмсе, где доктор Ватсон — главный герой, а Шерлок Холмс — звезда.

Как вы с Марком Гэйтиссом создали четвертый сезон «Шерлока»?

Мы просто однажды случайно завели о нем разговор. Снимали «Его последний обет», третью серию третьего сезона. Шел дождь, и мы укрылись в одном из съемочных автомобилей. И вот, сидя там, мы придумали Шерлоку сестру, о которой до того уже довольно долго рассуждали. А что, если у Холмсов будет сестра? Если она будет младшей и безо всяких моральных принципов вообще? Что с ней можно сделать? Мы знали, что Мэри, жена доктора Ватсона, умрет, потому что она должна была — так уж заведено в историях о Шерлоке Холмсе. Доктор Ватсон большую часть этих историй — вдовец. Он должен им быть. Нам нужно было довести его до этой точки. И мы знали, что сделаем это. И знали, что должны увязать с сюжетом ту месть, что заготовил Мориарти Шерлоку на будущее после своей смерти. И все это неплохо состыковалось с сестрой. Забавно вышло — все считали, что у Шерлока есть еще один брат. Сколько еще мы могли водить зрителей за нос, наводя на банальную мысль, что раз есть два брата, должен быть и третий? Иной вариант просился сам собой, и мы использовали его. И были осторожны до последнего, когда наконец выяснилось, что у него не просто есть сестра, а что вы уже вторую неделю за ней наблюдаете. План был смелый. Мы не знали, получится у нас или нет. Шан Брук феноменально исполнила все те роли, что ей пришлось, ее актерская игра выше всяких похвал.

Смерть Мэри сильно меня ранила — и я этого не ожидал. Я даже не понимал, как крепко успел к ней привязаться.

Мы не хотели ввести ее в сериал и тут же застрелить. Ужасно, когда так делают. Мы хотели представить ее зрителю и вопреки всеобщим ожиданиям успешно превратить в полноценного члена команды. Не заставить вас ее ненавидеть, считать помехой или ворчливой женушкой, а наоборот — решить, что она довольно клевая и когда их трое, даже почти лучше получается. И вот тогда мы решили забрать ее назад. В оригинальной истории такого нет, эту версию мы придумали сами — она погибает, они живут дальше и хранят ее наследие, именно она говорит им — вот какими вы должны быть, оставайтесь Шерлоком Холмсом и доктором Ватсоном. Теперь Шерлок будет носить эту нелепую шляпу, потому что она нравилась Мэри. Нам просто показалось, что это правильно. Некоторые волнуются, и я прекрасно понимаю почему, о таком явлении, как «эффект холодильника», при котором женские персонажи существуют в произведении исключительно затем, чтобы мотивировать мужских. Но у Мэри в «Шерлоке» ролей намного больше. Она изменила и осветила сериалу путь. И именно поэтому я решил, что этот эффект нам не грозит. Впрочем, от обвинений нас это все равно не спасет, потому что люди называют эффектом холодильника даже то, что под это понятие не подходит. Нельзя установить правило, согласно которому женских персонажей убивать запрещено. Просто нельзя, это бред. А вот правило, согласно которому смерть женского персонажа не должна быть просто инструментом сюжета — да. Это должно быть самостоятельное событие, нечто важное и глубоко личное.

Примечание от eliza_doolittl
Синдром "женщины в холодильнике" (Women in Refrigerators, Моффат использует fridging) — устойчивое выражение, означающее смерть персонажа (чаще героини), не несущую в себе никакой сюжетной нагрузки, кроме влияния на характер, мировоззрение или эмоциональное состояние главного героя, обеспечение его Личной Трагедии. Термин придуман американской писательницей комиксов Гейл Саймон на основе одного из выпусков "Зеленого Фонаря", в котором девушка главного героя была убита, а её тело спрятано в холодильнике, и изначально использовался в качестве заголовка для сайта, созданного Гейл, на котором она вела список таких героинь.

Какой совет вы можете дать Крису Чибнеллу перед уходом?

Совет, боже мой! Прежде всего, Крис — очень и очень опытный шоураннер, и советов моих ему не нужно. Один совет я все же ему дал, и я вам его не расскажу. Но относился он не к тому, как делать «Доктора Кто», а к тому, как продолжать жить своей жизнью во время этого. К тому, о чем нужно не забывать. Он человек семейный, как и я, и все это еще нужно пережить. Я рассказал ему о том, какая поддержка бывает нужна человеку, когда в четыре утра сидишь и переписываешь чей-то там чужой сценарий, на котором даже твоего имени не будет. Каково это. Вот о чем я с ним поговорил. А о том, как делать «Доктора Кто», у него есть и свои идеи. Насоветовал я ему всяких банальностей, мол, не забудь вот об этом, добудь вот это и не дай им сделать вот это. Нет, не скажу, что именно! Но главное — нужно время от времени видеться с детьми. Время от времени приходить домой. Продолжать жить. «Доктор Кто» — это чудовищный объем работы, просто чудовищный.

Вы уже придумали, что будете делать дальше?

Есть одна очень интересная вещица, но я пока не могу о ней говорить. Я вообще еще не успел всерьез задуматься об этом, потому что до сих пор работаю над «Доктором Кто». Пишу финальную серию, а впереди еще рождественский спецвыпуск. Конец близок, но работы еще много. А потом раз — и не будет. Уход выйдет резким, а не постепенным. Вот ты занимаешься чем-то по полной программе, а потом раз — и нет. Вот так все будет просто. И я смогу заниматься другим, если захочу. Кое-чем мне хотелось бы заняться, и скорее всего это будет нечто отличное от «Доктора Кто» и «Шерлока», потому что так уж вышло, что я заправлял двумя громадинами, гигантскими махинами шоубиза, насчет которых у каждого человека в мире есть свое самое интересное мнение. Мне хотелось бы взяться за что-нибудь совсем другое. Начинать «Доктора Кто» было очень ново и необычно, потому что я к тому времени много лет занимался комедией. Когда я впервые писал для «Доктора Кто», его новизна меня ошеломила в хорошем смысле этого слова и в конце концов даже подстегнула меня как писателя. Мне бы хотелось вновь испытать это чувство.

Steven-Moffat-850x560
Tags: *интервью, сценарист: steven moffat
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments