Daria (eliza_doolittl) wrote in british_cinema,
Daria
eliza_doolittl
british_cinema

Categories:

Интервью Питера Капальди в «The Sunday Times»

Питер Капальди о Докторе и Кларе: «Никакого флирта, могу вас заверить. У этого Доктора на уме совсем другое. У них довольно забавные взаимоотношения, но нет, я сразу сказал: никаких штучек в духе «Николь и Папочки»*! Кажется, сначала они слегка напряглись, но я был непреклонен».


Оригинал здесь.
Часть первая, в переводе Юлии Григоренко, отсюда.

Доктор сейчас вас примет

Он будет еще более сумасшедшим, более неоднозначным и яростным. В своем первом интервью в качестве нового Доктора Питер Капальди обсудил с Мэттом Раддом путешествия во времени, спасение галактик и свои намерения относительно юной спутницы.

Сегодня у меня запланирован визит к Доктору. Прошел уже год с тех пор, как Питер Капальди был объявлен Двенадцатым Повелителем времени, и это его первое в нашей галактике интервью в этом качестве. Более того, он пообещал надеть костюм Доктора — специально для нас.

В нетерпении я приезжаю на час раньше назначенного. Он является ровно в оговоренное время, как Повелителю времени и полагается, и просто входит в дверь. Никакой ТАРДИС. Никакой музыки. Даже дыма от сухого льда, и того нет. На нем джинсы и футболка, бледная кожа кажется полупрозрачной. Он обхватывает себя руками, как будто сражался с далеками с января (собственно, так оно и есть).

"Вы ранены?" — спрашиваю я, потому что ни для нас, ни для многомиллионной франшизы ВВС нет ничего хорошего, если он сейчас регенерирует, даже не начав работу. "Нет, я просто рад здесь оказаться, — сказал он. — Мне очень спокойно". Мы жмем друг другу руки — как раз столько же, сколько длилось его появление в Рождественской серии, 20 секунд — и затем перемещаемся к окну — взглянуть на раскинувшееся перед нашим взором кладбище Сент-Мэри. Мы притащили Капальди из его дома на севере Лондона в студию в Кенсал-Грин, на северо-западе Лондона. Как оказалось, именно здесь он жил, когда впервые приехал в столицу из Глазго без гроша в кармане. На его лице мелькает тень удивления, он продолжает ностальгически обхватывать себя руками.

Итак, первое, что стоит отметить: Капальди совершенно не похож на Малкольма Такера, принесшего ему известность политтехнолога из «В гуще событий», который заставлял воздух в Уайтхолле звенеть от нецензурной брани. Он словно бесплотный дух, мягкий, с тихим голосом, невысокий, всего метр семьдесят пять (ошибка журналиста, рост Питера — 6 футов или 1.83 — прим. eliza_doolittl), и практически не употребляет ругательств. И если он рад этим утром провести время на окраине Лондона, то новая жизнь Повелителя времени просто приводит его в восторг.

"Когда меня уже выбрали на роль Доктора, но еще не объявили об этом, я приходил в «Форбиден Пленет» (крупный магазин в Вест-Энде, посвященный фантастике), и просто бродил там, — признается Капальди. — Меня забавляло, что люди стоят рядом с новым Доктором Кто и даже не подозревают об этом. Сейчас все закончилось. Так у меня больше не выйдет".

Когда я спрашиваю, как прошел первый день съемок, его глаза затуманиваются. «Мне нужно было шагнуть из ТАРДИС навстречу новому миру, — говорит он, сражаясь с фильтром кофеварки. — И, поскольку в реальной жизни (внимание, спойлер!) ТАРДИС не помещается внутри полицейской будки, ты стоишь просто в большом шкафу. Там довольно много народу, поэтому немного тесновато, особо не повеселишься. Но ты должен быть Доктором. Все остальное приходится задвинуть подальше, потому что иначе все испортишь". Фильтр взрывается, как это иногда бывает — Повелитель времени, неспособный даже налить себе кофе, смеется над собой.

Быть Доктором (а не готовить кофе) — испытание для любого актера, но для Капальди особенно, ведь он — настоящий фанат. Стоит неосторожно задать ему вопрос в духе "Кто круче, далеки или киберлюди?", и вы оглянуться не успеете, как целое утро уйдет на ответ. Потому что, понимаете, все зависит от того, идет ли речь о Мондазийских Киберлюдях, с планеты Мондас из серии 1966 года, или тех, которые появились в параллельной вселенной в ньюскуле в 2006.

"Среди фанатов есть разногласия, — серьезно сообщает Капальди, — но я хочу вернуть Мондазийцев". Это не ответ на мой вопрос, но, на случай если далеки тоже бывают всяких разных типов, я перехожу к другим вопросам.

Его первые воспоминания о Докторе: далеки, появляющиеся из воды во «Вторжении далеков на Землю» (1964), и было бы ошибкой портить это воспоминание разговорами о вантузах и шатающихся конструкциях. "Сейчас об этом забывают, — говорит Капальди, — но то телешоу не было создано для того, чтобы пересматривать его снова и снова. Так к нему и относились, и оно производило совершенно магическое впечатление".

Конечно, тогда далеки еще не умели подниматься по лестнице, поэтому пятилетнему Капальди не было необходимости прятаться за диваном на четвертом этаже своего дома (на первом его отец-итальянец держал кафе-мороженое). Он строил декорации из обувных коробок, собирал автографы — троих из четырех первых докторов (Уильям Хартнелл был болен, поэтому вместо него расписалась жена). Он писал письма продюсерам, а они присылали в ответ старые сценарии. "Меня словно пустили в Магический Круг, и я понял, что хочу быть частью этого мира".

В этом ему помогала мать, выписывая каждый год сборник «Doctor Who Annual». Когда я спрашиваю, в каком возрасте это прекратилось, он смеется. А потом хохочет так, что начинает задыхаться. Наконец, когда я уже собираюсь звать на помощь, он берет себя в руки: "К тому времени, когда сериал был перезапущен [в 2005], она, должно быть, решила, что я уже слишком вырос. Но подозреваю, я возобновлю эту традицию".

Капальди пришел в удачное время. Со времени своего возвращения после 16-летнего перерыва, Доктора регенерировали, становясь все более и более юными. Кристофер Экклстон (41), Дэвид Теннант (34), Мэтт Смит (28). А сюжет, к большой печали верных хувианцев, все больше напоминал «Сумерки». Сплошные заигрывания и обнимания. И напряженное ожидание, будет/не будет, между Доктором и его спутницей Кларой. Еще немного, и мы бы увидели страстный поцелуй.

Если бы возрастная траектория продолжилась в том же духе, новому Доктору было бы 23, и все было бы потеряно. Или, ужасно в духе двадцать первого века, это оказалась бы женщина. Или Идрис Эльба — совсем здорово, хотя может быть, именно он был тем неназванным по имени чернокожим актером, который отказался от роли. Вместо этого ВВС обратился к телевизионным «старичкам». Капальди, 55 лет от роду, разделяет почетный титул самого старшего из Докторов с Уильямом Хартнелом.

Тонкий и почти прозрачный, он выглядит лет на тридцать младше Хартнелла, прежде всего благодаря тому, что давно отказался от алкоголя (а Хартнелл любил пропустить стаканчик). Но все же возраст достаточный для того, чтобы ВВС держал наготове мануального терапевта. Еще большая неловкость в том, что Кларе он годится в отцы. Последняя регенерация приобретает какой-то фрейдистский оттенок. Так будут ли отношения Доктора с Кларой, которую играет 28-летняя Дженна Коулман, развиваться в романтическом ключе?

"Никакого флирта, могу вас заверить, — отвечает Капальди. — У этого Доктора на уме совсем другое. У них довольно забавные взаимоотношения, но нет, я сразу сказал: никаких штучек в духе «Николь и Папочки»! Кажется, сначала они слегка напряглись, но я был непреклонен".

Что же тогда будет? Будет ли Двенадцатый эксцентричным старичком вроде Хартнелла? Или более современным джентльменом «слегка за пятьдесят», Доктор, который может справиться с айпадом? Исполнительный продюсер Стивен Моффат сказал, что новый Доктор будет старше, более неоднозначным и яростным. Марк Гэтисс, один из сценаристов сериала, говорит, что у нового доктора «безумие в глазах».

«И это правда, – подтверждает Капальди, – но в тоже время он веселый. Что хорошо удается этому сериалу – баланс между эпическим и бытовым. Можно попасть с края вселенной прямо на оживленный тротуар. Этому Доктору нравится смотреть, как рождаются звезды на Андромеде, и с таким же восторгом он наблюдает за тем, как на рассвете мусор летит по ветру через парковку супермаркета.

Так кто же послужил моделью для этого безумного, яростного и веселого любителя летающего мусора? Многие предполагали, что Малкольм Такер был выкован в той же кузнице, что и Аластор Кэмбелл (бывший пресс-секретарь Тони Блэра), но Капальди позже рассказал, что черпал вдохновение у голливудских «злодеев в костюмах от Армани». Так что же с Доктором? «Множество разных людей, – отвечает он. – Не буду называть имен, людям гораздо интереснее будет угадывать самим. Но у меня есть записная книжка. Я начал собирать фотографии и цитаты людей, которые казались мне слегка Доктороватыми. Это может быть какое-то выражение, или подходящий взгляд… и я собрал такие детали воедино».

Эта записная книжка хранится за семью печатями. После того, как сценарии первых пяти серий нового сезона внезапно просочились в интернет в начале месяца, он не склонен рисковать.

Примечания переводчика:
*«Николь и Папочка» (Nicole et Papa) – серия рекламных роликов компании «Рено». Главные персонажи – мужчина в возрасте и юная девушка, которые позднее оказываются отцом и дочерью.




Часть вторая.
Перевод Екатерины Мамонтовой, взят из Питер Капальди | Peter Capaldi | The Thick of It

К началу съемок в январе у Капальди еще не было полностью сформированного Доктора. «Иногда я смотрю в зеркало и вижу всего лишь меня. Это не он. Но порой он глядит на меня оттуда, и я пытаюсь его поймать. Это не интеллектуальный процесс, а инстинктивное отношение». Его персонаж развивался в течение первых пяти серий.

Костюм тоже изменился. Из Смитовского твида он превратился в длинный черный пиджак с красной подкладкой, черные брюки, Doc Martens и жилет, который почти что кардиган. Слава богу, не кардиган, должен отметить.

«Но кардиган был хороший», — защищается он. — «Вы просто не видели его. Кардиган хоть и плохо звучит, но выглядеть он может прекрасно. Том Бэйкер носил кардиган».

Выбор костюма занял несколько недель, а это кошмар любого мужчины.

«Я примерял все, что мне предлагали. Мы приходили в костюмерную и проводили гигантские, утомительные процедуры одевания. Около 15 минут это еще ничего, но после 3½ часов только и мечтаешь выбраться поскорее. Самым смешным костюмом был тот, где я в настоящем старом кардигане походил на графа Артура Стронга, он мне понравился».

Но он не остановился на графе Артуре Стронге. Он выбрал костюм, напоминающий наряд фокусника. «Наряд фокусника?» — еще яростнее защищается он. — «Мне кажется, это очень жесткий костюм. Я всегда хотел видеть Доктора в черном — мне просто нравился Доктор в темных тонах. Никакого твида. Мэтт — классный парень, ему все подходит, но я хотел вернуться к истокам и выглядеть очень резко».

Многие поклонники Доктора Кто считают, что сценариям тоже неплохо бы вернуться к истокам, после нескольких последних сезонов, которые становятся все перенасыщеннее. Ждать ли нам уменьшения количества фейерверков и увеличения количества драмы?

«Мы все еще много взрываем», — говорит он. — «Это очень важно, но теперь все будет не так, как в последние годы. Будет немного серьезнее. Некоторые ситуации мрачнее, а драма стала разветвленнее, как мне кажется. В последние три года, что мне нравится, у нас было много захватывающего куража; мы сохраняем эту энергетику, но у нас будет новый уровень драмы, новый тон. И сцены стали длиннее».

Капальди был в Праге на съемках Мушкетеров, когда ему позвонили, чтобы сообщить, что он стал Доктором. Тот день он провел, гуляя по городу и насвистывая тему Доктора Кто. «Представить не мог, что такое со мной случится».

Ему пришлось хранить секрет от всех, кроме жены и 21-летней дочери, в течение следующих 10 недель. Именно тогда его можно было встретить в Forbidden Planet, когда он развлекал исключительно себя. Но он не сразу согласился на роль. «Я не хотел быть Доктором Кто, который мне не понравится. Я должен был быть уверен, что сериал пойдет по пути, который мне интересен. Мне пришлось хорошенько подумать об уровне видимости. Моя жизнь была благословлена, но как только это случилось, перед моим домом появились папарацци. Раньше люди меня тоже узнавали, но совсем не так. Я должен был решить, готов ли жить так, потому что, выпустив джинна из бутылки, обратно его не загонишь».

Нет, он не хотел отказаться. «Я подумал:‘Ты любишь это с самого детства, как ты можешь не стать Доктором Кто?’»

Однако неверно будет сказать, что Капальди всегда шел к этой роли. Его жизнь была слишком переменчива, чтобы позволить предугадать будущее, как мы и видим по короткому путешествию через его послужной список. В 2011 он стал звездой Часа, исполнив роль обсессивно-компульсивного продюсера Би-Би-Си Рэнделла Брауна. Он получил множество наград за изрыгающего ругательства Малькольма Такера в 2005. Но до этого он не работал целый год, и чуть было не просрочил ипотеку. Его жена, Элейн Коллинз, продюсер, отгоняла коллекторов от дверей безработного актера. Что же пошло не так в тот год?

«Я не знаю», — говорит он. — «Так же, как не знаю, почему на следующий год я стал работать. Это был один из ключевых моментов в моей жизни. Я делал все, как всегда. Я не начал писать письма или выставляться перед миром. Я не начал ходить на вечеринки. Не собрал все силы в кулак. Работа просто снова вернулась, и я понял, что ничего не контролирую».

Еще до этого и до многих лет подработки на телевидении (там трансвестит в Главном Подозреваемом, тут продюсер Церковных Песнопений в Викарии из Дибли), он получил Оскара в 1995 за сценарий из режиссуру "Этой Прекрасной Жизни" Франца Кафки, фильм, в котором Ричард Э. Гранд играл Уизнейлоподобного Кафку, пытающегося начать Метаморфозы. Он пробыл в Голливуде достаточно, чтобы столкнуться с силами зла в костюмах Армани, но не срослось.

«Я так много фильмов пытался снять», — говорит он. — «Они все по той или иной причине не случались, так зачем было продолжать? Этому нужно посвятить всю жизнь, и даже когда фильм выходит, и ты получаешь обзор на две звездочки, что дальше? Я это уважаю, но лучше уж просто жить и веселиться».

Что приводит нас в его ранние годы — не к 15-летнему подростку, пишущему в Radio Times, чтобы поделиться своей любовью к Доктору, а позже, когда, как он сам выразился, «пора было перейти к сексу, наркотикам и рок-н-роллу». После того, как Капальди не поступил в школу актерского мастерства, он успешно устроился в Школу Искусств Глазго. Там он стал солистом панк-группы, которая сменила название с Bastards of Hell на Dreamboys. Барабанщиком у них был Крейг Фергюсон, который теперь ведет Late Late Show в Америке. Они устраивали туры, выпустили альбом, устраивали шоу трансвеститов в Глазго на Рождество («скорее утренник, чем шоу трансвеститов»). Они даже выступали с U2 («Не помню, чтобы мы их поддерживали, но как-то подвязались»).

В автобиографии Фергюсона, ставшей бестселлером, он рассказывает об этой группе в очень ностальгическом ключе. «Питер, Родди [гитарист] и я принимали кислоту и грибы вместе, пили и страдали от похмелья тоже вместе», – пишет он. — «У нас никогда не было денег, мы жили вечно в грязи, холоде и неудобствах, и мне это нравилось».

Он описывает Капальди как прирожденного артиста, высокого, стройного и очень красивого, с густыми морковными волосами, подводкой для глаз и, во время их первой встречи «болтающим с возбужденными девицами, которые, казалось, боролись за право вдыхать дым от его сигареты с ментолом».

Так был ли Капальди настоящей поп-звездой со шлюхами и прочим?

«Ну, Крейг был классным», – говорит он, — «но он был из Камбернольда, так что Глазго ему казался мегаполисом. Мы не были поп-звездами… у нас не было денег. Никому мы были не нужны, и нас не показывали по телеку».

Мы никогда не узнаем, ожидал ли Dreamboys большой прорыв, потому что он ждал самого Капальди, когда ему был 21. Возвращаясь домой с очередной пирушки, он встретил в холле режиссера Билла Форсита, разговаривающего со своим костюмером («невероятный поворот судьбы»). Через полчаса он получил роль в фильме Местный Герой с Бертом Ланкастером в главной роли. Фергюсон отдался наркотикам и выпивке. Капальди же бросил бухло, наркоту и подводку для глаз, чтобы стать актером. Пошел бы он по стопам Джонни Роттена от анархии к рекламе масла, сложись все иначе?

«Я бы с удовольствием, но становилось слишком тяжело», — говорит он. — «Сложно было оставаться неуспешным. Что здорово в группе, это то, что ты создаешь свой собственный мир, свою палитру, но не знаю, хватило ли бы мне сил на это».

Остальное — история. Или будущее, зависит от того, в каком направлении мы перемещаемся во времени. В любом случае, мы дошли до момента, когда Капальди меняет футболку и джинсы на костюм Доктора. Жилет, ДМы, пиджак фокусника. А также кольцо с печаткой, созданное специально для того, чтобы скрыть его обручальное, которое он очень не хочет снимать. («Вижу, у вас нет обручального кольца», — говорит он в таком едва уловимо неодобрительном тоне, что я решаю его купить по дороге домой. «Очень современно».)

Когда он переодевается, происходит что-то странное. Он не на съемочной площадке, и на него не смотрит камера, но самый язык его тела полностью меняется. К тому времени, как он оказался в полном облачении, он уже куда выше своих метра восьмидесяти трех. Его глаза стреляют лазерами по всей студии, и он уже больше не расслабленный счастливый шотландский блуждающий огонек. Он настоящий галлифрейский сумасшедший. В хорошем смысле.

«Вы сейчас чувствуете себя Доктором?» — спрашиваю я.

«Да», — отвечает он, повернувшись на каблуках. — «Чувствую».

«Такие вот повороты — это панковское?»

«Это графические очертания», — говорит он, еще раз поворачиваясь. — «Вот почему черный цвет так хорош. Можно делать такие паучьи движения. Это как немецкий экспрессионизм или карикатуры 60-х. Это все графические линии».

У нас есть еще 27 дней, чтобы узнать, станет ли его экспрессионистский Доктор, сотканный из книжицы с мыслями и опыта половины жизни, успешным. Сегодня я взглянул на него одним глазком. Я увидел безумие в его глазах, и радость тоже. Я буду очень удивлен, если он не станет самым потрясающим Доктором на сегодняшний день. А теперь он снова в джинсах и футболке. Он уходит тихо, по лестнице, а не на полицейской будке.



Фото Пола Стюарта специально для «The Sunday Times» | Photography by Paul Stuart
Tags: *интервью, doctor who: создатели, актер: peter capaldi
Subscribe
promo british_cinema december 10, 13:57 16
Buy for 10 000 tokens
Список сериалов и телефильмов на 2020 год, включающий проекты британского телевидения и американские, главные роли в которых исполняют британские актеры. Как всегда, ссылка на пост висит в сайдбаре, в правом верхнем углу на главной странице сообщества ( как это выглядит), время от времени…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments