subject to change (olga_lifeline) wrote in british_cinema,
subject to change
olga_lifeline
british_cinema

Categories:

Doctor Who: «Глубокий вдох», самосознание и свирепые зеркала

Луиза Меллор, Den of Geek



Помимо всех этих динозавров и роботов, первая серия восьмого сезона «Доктора Кто» наполнена эмоциональными откровениями…

“Доктор таков, каким был всегда, но также он совершенно другой”, – сказал нам Питер Капальди в июне – еще одна из вереницы загадок, которыми он говорил весь последний год. “Я знаю, что для вас это совершенно бессмысленная фраза, – смеялся он, – но это правда”.

Немногие поймут это лучше, чем фанаты «Доктора Кто». Парадокс тесно впаян в механику сериала: он старый и молодой, ее будущее создало ее прошлое, она больше внутри, чем снаружи… От неземных детей до невозможных девушек, парадокс пронизывает «Доктора Кто». И, по крайней мере с 2005 года, то же самое можно сказать о психологической достоверности.

Под руководством Рассела Т. Дэвиса и Стивена Моффата «Доктор Кто» проник в человеческую психологию глубже, чем когда-либо. Да, его показывают инопланетянином с двумя сердцами, одиноким ангелом, мстительным богом, даже бессмертным вампиром, переживающим своих смертных спутников (случайно ли Десятый попробовал кровь первой группы, резус положительный, в свой первый день?), но сценарии и актерская игра с 2005 года последовательно и проницательно выявляли, что за человек Доктор.

«Глубокий вдох», под всем его неистовством гонок на лошадях, драк с дроидами и страдающих рвотой динозавров, продолжает эту интроспективную нить. Благодаря мастерству Питера Капальди в этой роли и его наслаждению ею (и явному бесстрашию, которое он вдохнул в исполнение Дженны Коулман), а также дополнительному привкусу поэзии из сценария Моффата, психологическое исследование Доктора – возможно, самая большая удача серии.

Под всей буффонадой, «Глубокий вдох» – созерцательная история об одиночестве и самосознании. Ее «монстры» – динозавры и андроиды с часовым механизмом – больше служат раскрытию этих тем, чем сюжету (что, вероятно, делает их слегка неудовлетворительными элементами сюжета). Главная их задача – быть дополнительными иллюстрациями ситуации, в какой оказался Доктор. Динозавр одинок, лишился дома, всего ему знакомого и родного, выпал из времени по геологической шкале. Узловой дроид, издавна пытаясь добраться домой, “заменял каждую часть себя, механическую и органическую, снова и снова”. “Ты, вероятно, даже не помнишь, откуда взял это лицо”, – говорит ему Доктор, укрепляя параллели между ними. Монстры «Глубокого вдоха» – зеркала, установленные, чтобы отражать Доктора. И они не единственные.



Все лучшие сцены Капальди в «Глубоком вдохе» так или иначе связаны с зеркалами. Одно в “целой комнате не для бодрствования” Вастры, повернутое к стене. “Не смотрите в зеркало, оно совершенно свирепое!” – говорит банде взбешенный Доктор. Это отличная шутка и крепкая ударная реплика для постоянного обыгрывания способности актера – и его бровей – впадать в ярость, но это также начало неожиданно сильного изображения душевных мук в этой серии.

Две предыдущие регенерации (Девятого в Десятого, Десятого в Одиннадцатого) были сумасшедшими, но бодрыми; Десятый и Одиннадцатый реагировали на свои новые лица с шуточками, тщеславием и энтузиазмом, но без настоящей горечи. Оба поломались для вида, но, в отличие от Двенадцатого, ни в ком из них не было настоящего надлома.

Одиннадцатый, возможно, и придумал фразу “сумасшедший с будкой”, но после «Глубокого вдоха» кажется, что ее применяли преждевременно. Регенерация застает Двенадцатого в искреннем смятении; она пошатнула представление Доктора о самом себе. В отличие от Десятого, оценивающего себя в зеркале с удовлетворенным кивком и уходящего получить конфету с сюрпризом за рождественским столом Тайлеров, Двенадцатый даже не узнает того, на кого смотрит. (Упоминание здесь Лакана или болезни Альцгеймера справедливо сделает меня псевдонаучным посмешищем, поэтому мы быстро пойдем дальше.)

После побега в ночной рубашке Доктор натыкается на следующее зеркало – разбитое, над которым он произносит поэтическую речь “кто нанес морщины на это лицо?”, обращенную к бродяге Барни (его, кстати, играет муж Элизабет Слейден, Брайан Миллер), монолог, вероятно, заставивший многих из нас внимательно пересмотреть «Огни Помпей» и «Детей Земли» ради ответа на вопрос: “Почему именно это? Почему я выбрал это лицо? Кажется, будто я пытаюсь сказать что-то сам себе, будто я пытаюсь дать себе что-то понять. Но что же здесь такого важного, что я не могу просто сказать себе, о чем думаю?”

Эти слова Доктора признают разделение между сознательной и бессознательной частями его разума, представление о себе, являющемся и не являющемся «им». «Доктор Кто» постоянно обыгрывает это психологическое разделение с помощью концепции регенерации, о которой сериал рассказывает множество противоречащих одна другой вещей: Десятый был одновременно и “полностью новым человеком”, и “абсолютно тем же человеком” в «Рождественском вторжении». Он сказал Харриет Джонс, что он “в точности он. Тот же человек, новое лицо, то же всё” перед тем, как сказать главарю сикораксов: “я в точности не знаю, кто я” (блестяще цитируя «Короля Льва»). Если вы послушаете Фрейда и некоторых современных магов от неврологии – все наши личности существуют внутри похожего парадокса.



У людей есть намного более банальный эквивалент всей этой проблеме Доктора я/не я – старение. Когда вы смотрите на свое фото, сделанное десятилетия назад, видите ли вы себя? В конце своей дебютной серии Десятый хотел отправиться смотреть на “все эти планеты, создания и горизонты”, которые, по его мнению, он никогда не видел, потому что не смотрел на них “этими глазами”. Старение в переносном смысле обеспечивает тот же эффект: никто из нас не смотрит теми же глазами, как когда-то, так что действительно ли «мы» испытали всё – читали все те книги и смотрели все те фильмы – бесчисленное число лет назад? Или нет, потому что мы не видели всего того этими глазами?

И Повелители времени еще думали, что у них есть монополия на регенерацию.

Вне зависимости от того, к чему приведет сюжетная линия «почему это лицо?», сила сцены в переулке – в пафосе изображения Питером Капальди растерянного человека, потерявшегося, как образно говорит Вастра, «в руинах самого себя». Ко времени, когда Доктор в следующий раз видит свое отражение – на обратной стороне серебряного подноса, который он держит перед лицом дроида – он уже немного лучше владеет ситуацией (как спящего Десятого разбудил услышанный им шепот Роуз о помощи, потребность Клары в том, чтобы Доктор забрал ее назад, похоже, «пробудила» его).

Именно здесь Доктор, во время допроса узлового дроида, объявляет о том, что у него экзистенциальный кризис, лучше, чем кто-либо когда-либо объявлял об экзистенциальном кризисе: перефразируя дворника Триггера из сериала «Дуракам везет». (Ладно, метафора с метлой существовала еще до того, как Роджер Ллойд Пэк вдохнул в нее жизнь здесь. Раньше это был корабль, топор, повозка, нож, река, носок, но идея оставалась той же). Если Доктор, как и дроид, так много раз заменял свои составные части – «новые почки», «новые зубы» – то сколько в нем осталось первоначального «его»?

Продолжая эту линию, после скольких лет жизни со спутниками-людьми, сколько в Докторе осталось инопланетного? Говоря с дроидом/зеркалом, Доктор обвиняет его в заимствовании суеверия о земле обетованной “от всего человеческого, чем [он] начинил [себя]”. Он развил концепцию красоты, не свойственную дроидам, предполагает Доктор, потому что теперь в нем больше человека, чем машины. Как и узловой дроид, инопланетянин Доктор тоже постепенно начинял себя человечностью, но не с помощью донорских органов, а с помощью своих спутников.

Что приводит нас к последнему свирепому зеркалу в «Глубоком вдохе» – Кларе.



С 2005 года спутники – не просто воплощение зрительской аудитории, но зеркало, показывающее Доктору его образ. Без них, напоминающих ему, кто он такой, он, как правило, теряется. Путешествуя один в «Водах Марса», Доктор становится самовлюбленным Победоносным Повелителем Времени, в «Сбежавшей невесте» он – незнакомец, до смерти пугающий Донну. По словам Донны, Доктору нужен кто-то, кто бы его останавливал. Ему нужен кто-то, кто был бы его внешней совестью и состраданием, показывал ему его самого в самых ужасных его проявлениях. Кроме втягивающих богов вихрей времени и временных секретарей из Чизика, спутники Доктора – также его зеркала.

Поэтому когда Клара не узнает Доктора в «Глубоком вдохе», это потрясает его основы. Это еще один безошибочный момент эмоциональной правды в этой серии – в реальной жизни, когда уходит человек, знающий нас лучше всех в мире, вместе со скорбью приходит паника. Мы понимаем, кто мы, только через них, и без них мы остаемся в растерянности. Если наши личности существуют только в связи с концепциями других людей о нас, тогда, чтобы мы знали, кто мы, нам нужно, чтобы нас узнали. В своем самом растерянном и уязвимом состоянии Доктор отчаянно нуждается в том, чтобы Клара его узнала. Благодаря игре Капальди, когда он говорит ей: “Ты смотришь на меня и не видишь меня. Ты хоть понимаешь, каково это?” – и просит ее “пожалуйста, просто увидеть [его]”, это не просто трогательно, это по-настоящему проникновенно.

Возможно, «Глубокий вдох» наиболее успешен не просто как первая серия сезона, либо увлекательная история, либо переформулировка цели “Клара, я не твой бойфренд”, но и как ряд проницательных, хоть и грустных, наблюдений о человеческом самосознании. Конечно, такое описание выглядит не слишком привлекательно в субботней телепрограмме, отсюда все эти роботы и динозавры.

На следующей неделе – взрывающиеся далеки! По крайней мере, так нам сказали…
Tags: doctor who: аналитика
Subscribe
promo british_cinema december 10, 13:57 16
Buy for 10 000 tokens
Список сериалов и телефильмов на 2020 год, включающий проекты британского телевидения и американские, главные роли в которых исполняют британские актеры. Как всегда, ссылка на пост висит в сайдбаре, в правом верхнем углу на главной странице сообщества ( как это выглядит), время от времени…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments