Наталья Попова (bamssi) wrote in british_cinema,
Наталья Попова
bamssi
british_cinema

Азбука ТАРДИС: первый вздох Двенадцатого

Я думаю, что это будет шок. И что наверняка тебе сейчас очень страшно. Но как бы страшно тебе не было, Клара, — человек, с которым ты сейчас, надеюсь, что сейчас ты рядом с ним, поверь мне, сейчас ему гораздо страшнее, страшнее, чем ты можешь представить. И ты нужна ему. © Одиннадцатый Доктор

Мы плохо осознаем, что эта первая для восьмого сезона серия - сто двадцать четвертая в общем зачете (только ньюскула). «Доктор Кто» - был бы элементарным долгоиграющим шоу, если бы взялся только развлекать и нравиться своим фанатам. Конечно, Моффат включает в поле своих сценариев фанатское мышление. Эй, тут никто не забыл, что этот умнейший человек тоже фанат шоу?! Самый настоящий! Тот, кто заботится о нем; кто продлевает ему жизнь; кто в него эту жизнь вдыхает. Мой посыл предельно ясен: жизнь - это движение, а «Доктор Кто» - отличное отражение современного мышления. На зеркало пенять… Потому, узнавая свои черты или черты противного автора нелюбезной сердцу колонки, не спешите делать выводы. Как надолго вы сможете задержать дыхание? Это моё первое погружение в первую серию «Доктора». Доктора, снова начавшего всё с нуля.


Если Доктор — это все еще Доктор... То он у меня за спиной. © Клара


Начнем с начала: с трагедии регенерации. Все понимают, эта блестящая задумка сценаристов, много больше, чем элегантный способ заменить одного актера другим. Это один из самых изумительных и тонких моментов мифа. Чтобы понять его, нужно погрузиться первый раз. Вы осознаете, что регенерация (в первую очередь) это смерть? Смерть, ребята, очень больная штука. Не так: очень болезненная и вовсе нежеланная. Люди, пережившие клиническую смерть или просто подобравшиеся к ней слишком близко, очень резко и сильно меняются. Проклятие Повелителей Времени в том, что они снова и снова проходят через это. Травмируя оба своих сердца.


Первый умер от усталости и старости, победив киберменов. Второго (это важно!) казнили свои. Третий был убит, отравлен. Четвертый упал с башни (травмы, несовместимые с жизнью?). Пятый отдал единственный антидот спутнице и погиб, спася её. Шестого весело угробила Рани, врезавшись в ТАРДИС. Седьмого будут убивать дважды: расстреляют и прооперируют в земной больнице. Кто бы не умер? Простите за черный юмор. Теперь мы знаем, как погиб Восьмой: от ран после падения корабля (спасал незнакомого человека). Доктор – воин повторит участь первого, умрет от усталости и старости, победив в «День Доктора». Девятый спасет Розу, впитав в себя энергию сердца ТАРДИС. Десятый впитает в себя радиацию, спасая друга. Одиннадцатый уморит себя сознательно, снова вернувшись к началу. Старости, полному износу своих двух огромных и слишком любящих сердец.

Оставим в стороне, что регенерация происходит, когда Повелитель Времени умирает, и этот процесс может быть вызван специально. Даже то, что Повелитель Времени может отказаться регенерировать и умереть по собственному желанию. Всё, что мы видим на экране – кино. То есть метафора. Чего? Мы только что проследили: травмы. Перестанем понимать её буквально. Разве в вашей жизни не случалось таких минут, когда в отчаянии ты понимал, путь назад невозможен. Не просто записка в потайном дневнике: «Обязуюсь получать в школе только «пятерки», пусть бабушка не умирает», а тот день, когда в её пустой комнате беспомощно осознавал, что её больше не будет. Как не будет и тебя рядом с ней. Того, счастливого и беззаботного тебя.

Первая доза героина. Первый подъем на канатке на склон. Первый поцелуй. Рождение ребенка. Болезнь близких. Ложь. Заброшенные книги. Каждый наш поступок приводит к тому, что некий «прошлый ты» умирает, растворяется в новом дне. Приходит день, когда смотришь в зеркало в отчаянии и думаешь: «Кто эта несчастная дура? Почему прямо на груди жирное пятно, а воротник платья засален? Мне ведь казалось, что хороша собой, но он всё равно оставил меня?». Уволили, предали, оставили, не получилось… Если нам повезет, мы «регенерируем». Кто-то очень родной и несовершенный поддержит, поверит и подтолкнет пойти дальше. Мы ждем, что этот кто-то или просто хоть кто-нибудь скажет «Эй, это ты! Действительно ты! Ты нужен мне, нужен здесь. Не глупи!».

Регенерация в мифе «Доктора Кто» – памятник мужеству людей, напоминание о том, как они хрупки. Эта серия, как никакая другая, состоялась про это. Пройти через «травму» и остаться невредимым невозможно. Конечно, уже было про потерю памяти, про дезориентацию Доктора, он уже забывал, где он и кто он. Зачем удивляться, этот прием называется аллюзия. Это материя и воздух сериала. Чтобы связать воедино материал столько десятилетий, его всегда (ключевое всегда) подпитывают напоминаниями, повторами и отсылками. Вы когда последний раз разговаривали с очень пожилым человеком? Ага. Сериалу 50-ть, Доктору – 2000 лет. Попробуйте не повториться!

Одиннадцатый умирал от старости, добровольно проживая столетия в городе Рождество. Он верил, что станет последним. Наконец-то, умрет. Отпустит боль, сомнения, заблуждения, оплачет потери. Черт подери, очнуться после такого и не врезаться в динозавра? Да, к тому, зачем там динозавр... Это динозавтр! Перефразирую знаменитое «слона то он и не заметил». Огромное, древнее, инопланетное животное безнаказанно убитое посреди Лондона лишнее только для того, что забыл, что Доктор – очень древнее, огромное (по части интеллекта), инопланетное существо, которое пятьдесят лет пыталось научить нас толерантности. Но нам по-прежнему мешает динозавр, глядя на которого мы в упор не видим «слона»: трагедии всего, чего не желаем понять. Браво, Моффат!

Двенадцатый – апостол человеческий. Прошедший свой естественный цикл, он совершил «чудо» даже для чудесных в нашем сознании Повелителей Времени. Чудо не в том, что Доктор не умер, а в том, что не сошел с ума. Его «травмы» столь глубоки, что понадобится больше, чем одна серия. Стоящий перед нами беззащитен, как никогда. Ему предстоит принять себя. Себя, нарушившего все законы времени и своих знаний. Так далеко не заходил ни один Доктор.

Зачем это нам, жителям августа 2014 года? Закон прост: чтобы принять себя (понять), нужно научиться принимать других. Начать можно с динозавра с по-настоящему пугающего, неземного, невероятного по силе обаяния незнакомца.



— Клара, я не твой парень.
— Я никогда такого и не предполагала.
— А я и не говорил, что заблуждалась ты
.
©

Сравнения неизбежны. Современное, очень быстрое восприятие, зациклилось на этом приеме. Мы выискивает знакомое и незнакомое в объекте. Вместо того, чтобы холодно или горячо всмотреться в факты. Первая серия здорово это обыгрывает. Доктор Смит был молод, хорош собой, игрив и ласков. Его аудитория приготовилась к отпору. Фанаты РТД и Десятого заранее скривились… Мне вдруг вспомнилась одна неловкая фраза. На днях поделилась приятельнице радостью приобретения мультиварки. Святой Ктулху, я еще помню своё восхищение микроволновкой! Тогда (умнейшая, к слову) дама, небрежно прервала мои восторги: «Мне вполне хватит плиты, чтобы накормить семью». В целом, это отличный пример. Кому-то хватает плиты, кому-то печки. Остальные, задерживаем дыхание и идем дальше.


Вы почти одного роста. Вам бы бейджтики носить. © Двенадцатый

Чем же отличается эта серия от прочих? Трансцендентностью. Опа! Научный термин? Хорошо, осторожно обойдем его. Опишем ситуацию.

Перед нами викторианский детектив. Для этого есть: команда Патерностер (группа детективов в викторианском Лондоне, названная по имени улицы Патерностер-роу, на которой проживали её основатели: силурианка мадам Вастра, Дженни Флинт и сонтаранец Стракс), преступление (решила не вставлять спойлер), интрига (таинственное объявление в газете), преступный сговор и даже традиционный для викторианского детектива ужас перед безжалостной природой преступления.

Идём дальше: у нас есть регенерация (травмирующие не только Доктора, но и окружающих обстоятельства). Линия Доктора: «Откуда это лицо?». Когда ты несколько сотен лет готовишь себя к смерти, трудно, очнувшись, принять всё сначала. Будь ты хоть трижды Доктор, хоть кто. А когда на твоих глазах снова, по твоей вине гибнет повторяется всё, что ты бы предпочел забыть….

Линия Клары Освальд. Она не первый спутник переживающий «регенерацию», не первый кого отталкивает новый Доктор. Шестой Пэри чуть не задушил. Но первый, чья задача принять не просто перемены в любимом инопланетянине, но кто стал отражением страхов самого Доктора. Клара зеркалит его с такой силой, что сцена в ресторане войдет в моё сознание надолго. Готовая тема для отдельной записи: так ли случайно Доктора подбирают своих спутников?

Линия Полуликого монстра (альтер – эго самого Доктора). Не случайно они смотрятся в отражение одного серебряного блюда в ресторане. Одни слова на двоих. Помните: кто-то из них лжет. Это не только спойлеры, это интрига, которая грозит разнести наше сознание еще раз.

Еще одна важная линия: потерянный рай Полуликого. Отличная метафора «идеального сериала». В сознании каждого фаната есть такой. Неважно из чего он состоит, ради него они готовы убивать, кромсать, дробить миф на детали. Заполнять себя этими, «нужными» деталями, не замечая, как отравляют себя. Всё это феномен, который не познается опытным путем и претендует на априорность. «Я знаю, как должно быть», а потому отрицаю, чтобы ты не сказал. Хорошо. Но скучно. Если вы позволите, я пойду дальше.

Ты меня не видишь, верно? Ты смотришь на меня, но не видишь. Ты хоть знаешь, каково это? Я не на другом конце провода, я здесь. Стою перед тобой. Пожалуйста, просто...Заметь меня! © Двенадцатый Доктор

Вернулась здоровая олдскульная атмосфера. Наш Доктор до чертиков пугающий незнакомец. Этот Доктор основательно инопланетянин. Но он же и есть инопланетянин? Всегда им был. Есть в нем понемногу что-то от Первого, Второго, Третьего (не только цвет подкладки), Четвертого. Можно написать отдельный пост, угадывая и называя аллюзии. Как – никогда вспомнился Андрик (спутник Пятого Доктора), Нисса (Четвертого и Пятого) и (вот не спрашивайте меня сейчас почему) Лила (Четвертого). Вы будете смеяться, но Клара в этой серии до боли напомнила мне Тиган Джованку (спутница Четвертого и Пятого). Вот так остро, что Наташа три дня пересматривала олдскул.

Немало отсылок и к истории ньюскула, автоцитат, обманных ходов. Немало перца привнес и ключевой монолог Двенадцатого в лицо вдовца Элизабет Слейден (Сары Джейн Смит). Не стала бы доверять ничему, что увидела в этой серии. Всё в этом материале имеет второе дно. Но ведь в самом… простом из самых простых есть двойное дно? ©



Не думаю, что сейчас я из тех, кто любит обниматься. © Двенадцатый Доктор

Доктор всегда был, есть и останется загадкой. Потому что это – миф. Бескрайнее, вечно подпитывающее себя пространство, в тоже время заполненное нами и нашим представлением о мире. По кусочку, по разным деталям мы все вносим в него что-то. Не только своей игрой, сценариями, костюмами, задумками, но и тем, как мы смотрим. Тем, что мы видим и не видим. «Доктор Кто» - не развлекательное, а еще и вполне себе научное шоу. Не популярное шоу о науке, а наука о том, что думать может быть популярно. Круто, в конце концов. Нам есть о чем подумать.

Восьмой сезон сходу взял такую высоту, на которой трудно сохранить дыхание ровным. Это снова мозаика очень важных этических проблем:

- Как принимать себя? Как познать себя?
- Так ли мы добры к миру, как кричим об этом?
- Где грань между добром и злом и есть ли она?
- Что мы отражаем от августа 2014 года?
- Что такое мы впитали в себя, что мешает нам открыть своё сердце и глаза?
- Почему мы смотрим друг на друга и не видим?


Почему мы ждем готовых формул, комфортных условий? Да, это заведомо упрощенный сюжет и напряжение, которое подарило нам нарушение всех привычных границ. Хотя, что же тут непривычного? Пятый забыл Андрика на погибающем корабле, потерял Тиган в погоне за яркой проблемой, не заметил её болезни. Пятый погиб, спасая Пери, с именем Андрика на губах. Таков Доктор – сумасшедший инопланетянин, загадочный, пугающий, импозантный, иной. Которого ты не любишь вовсе не за т о, что он может отвезти тебя на спектакль Шекспира или познакомить с Агатой Кристи. Если любишь.

Поверить ему нелегко. Мы забыли об этом. Тем более, что наш Двенадцатый еще не верит сам себе. Но Доктору верить нельзя. Мне что-то подсказывает, что все рано выдохнули. Всё только начинается в этом году. Всё только начинается. Но это начало уже само по себе легендарно.


Я - Доктор. Я прожил больше двух тысяч лет. Я совершил много ошибок. Пришла пора что-то с этим сделать. © Двенадцатый Доктор

P.S. Вы знаете, что самый действенный способ избавиться от ночного кошмара и проснуться от него - это глубоко вздохнуть? Просто к размышлению. К этимологии названий серий этого сезона можно будет после вернуться отдельно.
Tags: doctor who: аналитика
Subscribe
promo british_cinema november 30, 14:00 22
Buy for 10 000 tokens
Список сериалов и телефильмов на 2018 год, включающий сериалы британского телевидения и американские, главные роли в которых исполняют британские актеры. Как всегда, ссылка на пост висит в сайдбаре, в правом верхнем углу на главной странице сообщества ( как это выглядит) и время от времени…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments