Helga ZOV (helga_zov) wrote in british_cinema,
Helga ZOV
helga_zov
british_cinema

Интервью Саймона Пегга в Nerdist

Сайт Nerdist опубликовал новое большое интервью с Саймоном Пеггом, взятое еще на съемочной площадке STB. Пегг рассказывает о том, как стал сценаристом, развенчивает некоторые слухи, делится вкусными подробностями о сотрудничестве с Memory Alpha, локации в Дубае, деталях сюжета и рассуждает о подоплеке Трека: команда как семья, различия со «Звездными войнами», необходимость идти в ногу со временем, баланс между взрывами и глубоким смыслом и многое-многое другое.


- Каково это – балансировать между ролями актера и сценариста при работе над фильмом?

- Все это началось для меня в конце года, в разгар съемок в «Племени изгоев». Брайан Берк – продюсер «Племени», обоих предыдущих «Звездных путей» и новых «Звездных войн» – как-то сказал, что они подумывают пойти в другом направлении и написать новый креативный сценарий. Мы часто болтали об этом на съемочной площадке, а потом однажды он отвел меня в сторону и сказал: «Не хочешь написать его с соавтором?» И я согласился. Я знал, что будет непросто, но почему-то сказал «да», и вот что вышло. Потом, в январе, мы собрались все вместе.
Ни я, ни Даг не читали сценарий Боба Орси. Мы начинали работу в комнате студии «Bad Robot», где не было ничего, кроме белых досок по периметру – просто чистые белые доски. Выглядело устрашающе! Мы исписали их все, раз за разом проработали массу сюжетных идей. В конце концов мы начали оттачивать то, что имеем сейчас, это был очень интенсивный процесс - и трудный. Писать сценарий фильма в ходе пре-продакшн непросто, ведь каждая ваша идея будет реализована. А если она не самая лучшая? Иногда вы даже не успеваете сказать: «Минуточку, это плохая идея. Не стройте этого». Поэтому каждый наш замысел должен был быть хорош, что не так-то и легко. Потом мы, наконец, приступили к съемкам, имея на руках полный сценарий. Но, зная это, мы сделали каждую сцену своего рода открытой и доступной в плане улучшения диалогов и некоторых аспектов персонажей. Когда у нас были все декорации и все, что было нужно для начала съемок, мы смогли, едва заполучив их график, начать расставлять определенные сцены в порядке важности, возвращаться к нам и смотреть, что получилось. К этому мы привлекли и весь актерский состав.
Мы разослали им электронные письма с текстом: «Посмотрите на своего персонажа. Если вас что-то смутит или у вас появится идея - дайте нам знать, вы ведь знаете его лучше, чем мы». Это действительно помогло. Здорово быть частью процесса, находясь по обе стороны. Почти каждый день я так или иначе в студии, даже когда не снимаюсь, потому что работаю с Дагом. Приходится все время внимательно следить за всеми мелочами, которые могут изменить тот или иной аспект, а такие мелочи возникают, многие из них касаются персонажей, и у нас есть возможность все исправить. Так что – да, было необыкновенно. Просто потрясающе – попасть сюда, увидеть реквизит и декорации. И мы сделали именно то, что хотели. Мы действительно написали сценарий к «Звездному пути» и придумали вещи, которые получили реальное воплощение.
Мы даже связались с ребятами из Memory Alpha – двумя основателями Memory Alpha Wiki – и попросили их дать кое-чему название. В сценарии есть одна особая штуковина, которой было необходимо имя. Я написал им в письме: «Эй, парни, есть вот такая вещь. Я не могу сказать вам, для чего она, но это такая штука…» Через три часа я получил полный этимологической разбор слова и историю вещи. Так что ребята тоже появятся в титрах.

- Трудно представить себе другую франшизу со столь безграничным потенциалом, как у «Звездного пути». С чего вы начали придумывать историю? Был ли у вас список вещей, которые вы хотели реализовать или, наоборот, которых стремились избежать?

- Да. Мы понимали, что события первых двух фильмов хронологически происходят до пятилетней миссии. Как уже было сказано, мы хотели, чтобы этот фильм был о героях во время самой миссии - по сути, через два года после ее начала – и о том, как она повлияла на их личности, о том, каково это – пробыть в космосе так долго.

И еще нам понравилась идея о том, чтобы по случаю пятидесятилетия франшизы обратиться к оригинальной версии Родденберри и поставить к ней ряд вопросов. Сама идея Федерации – хороша она или плоха, насколько продуктивна ее всеохватность и какова настоящая цена ее расширения – нечто вроде того. То есть мы решили задать в фильме несколько больших философских вопросов.
Для того чтобы существовать на нынешнем рынке, «Звездному пути» приходится эволюционировать. Фильм, снятый целиком и полностью в духе оригинального сериала, сегодня делать бы не стали – или он не заработал бы денег. Потому что люди хотят смотреть кино с яркими событиями, чуть более динамичное и ориентированное на экшен. Поэтому мы должны были привнести это в бренд Star Trek. Но в то же время это не значит, что в фильме не будет тех черт, которые составляют «Звездный путь», развития персонажей с течением времени и подлинного ДНК «Звездного пути». Так что было действительно интересно. Это то, что мы на самом деле хотели сделать. Когда мы с Дагом были по-настоящему довольны тем, что написали за день, мы садились и смотрели парочку эпизодов оригинального сериала - просто для удовольствия, а не ради идей.
Всегда хорошо знать имена героев оригинального сериала – например, погибших краснорубашечников. Я храню их список где-то в телефоне, просто чтобы знать, что такие люди в этой вселенной уже существуют. Но это наша вселенная. Теперь она принадлежит нам. Джей-Джею очень ловко удалось возродить историю, ничего не разрушив и не повлияв на то, что существовало до него. А теперь она наша. В ней может случиться что угодно. Любой может умереть. События не повторяются.

- Первые два фильма содержали отсылки к оригинальной серии фильмов. Будет ли такое в новом фильме, или это наконец осталось в прошлом?

- В нем будут вещи, знакомые любому фанату «Звездного пути». Это тот же самый мир, и поэтому некоторые отправные точки будет теми же. Но герои отправляются в ту часть галактики, где они не бывали прежде. Думаю, они окажутся далеко от всего, что встречали обычно. Потому вряд ли они встретятся со старым противником или кем-то знакомым. Мы много над этим размышляли. Иногда смотришь великолепные эпизоды и думаешь: почему бы нам не сделать «Зеркало, зеркало» или «Арену»? Но тогда получится «В поисках Галактики», так что это даже не обсуждается. (Смеется.)

- Значит, в отличие от предыдущего фильма, в сюжете которого многое было позаимствовано из «Космического семени» и «Гнева Хана», это будет абсолютно свежая история?

- Да. Ага-ага.

- Когда Джей-Джей снимал свой первый «Звездный путь», он сделал его похожим на свои любимые «Звездные войны». Теперь, когда выходят «Войны», как вы сделаете «Трек» непохожим на них?

- Да, с его первым «Звездным путем» вышло интересно. Фильм о молодом парне-идеалисте с фермы, который отправляется сражаться в космосе. Кое-что напоминает. Не секрет, что Джей-Джею всегда больше нравились «Звездные войны»... Думаю, в таких случаях пытаются создать своего рода гибрид. «Звездные войны» - это научная фэнтези, а «Звездный путь» - научная фантастика, это две разные вещи. Люди частенько говорят: «Вот, «Звездные войны» и «Звездный путь»...» - но это совсем не то же самое. Здесь, в студии «Bad Robot», сейчас творятся немного странные вещи: в одной комнате слышишь Чубакку, а в другой говорят про Спока. Но это по-прежнему две очень разные вещи.
Важно сохранить тот факт, что «Звездный путь» рассказывает о нашей Вселенной. О человечестве. А «Звездные войны» происходят давным-давно, в далекой-далекой галактике. То, что делает «Войны» более научно-фэнтезийными - это многочисленные спецэффекты и драки. В некотором смысле «Трек» никогда не мог себе этого позволить. Именно поэтому при создании ему приходилось сосредотачиваться на других аспектах. Теперь мы можем делать и то, и другое. Так что, думаю, суть в том, чтобы найти способ сделать веселое, захватывающее кино, но в то же время обоснованное. Потому что взрывы ни черта не значат, если вам неважно, кто при них присутствует.

Вы можете видеть на киноэкране самые невероятные фейерверки. Но если вы не переживаете всем сердцем за людей, которые находятся в опасности, то они абсолютно не впечатляют. Такое сейчас случается снова и снова.

- Что сложнее - придумывать сцены с этими «фейерверкам» или сильные моменты с персонажами?

- В этом плане работать с Джастином было здорово. Джастин Лин – действительно очень способный режиссер в плане понимания динамики и постановки экшена. Я ежедневно этому поражаюсь. В его работе нет ничего странного или лишнего: все, что он делает, рассказывает историю. Поэтому, когда дело доходит до постановки масштабных экшен-сцен, мы можем просто сказать ему: «Происходит то-то и то-то», - и Джастин превращает это в нечто волшебное. К тому же у него огромный авторитет в плане того, как стоит двигать историю вперед. Иногда он приходит и говорит: «Глядите, я хочу вставить сюда вот это». И мы с Дагом отвечаем: «Хорошо», - и включаем это в сценарий. Я просто обожаю делать разные мелочи, прописывать персонажей и всякие веселые штуки. А когда дело доходит до эпизодов с экшеном, мы передаем их Джастину, и он умело выполняет большую часть работы и вписывает в эти сцены диалоги.

- Динамику отношений каких персонажей вам хотелось исследовать особенно сильно?

- Я понимал, что об отношениях Кирка и Спока уже рассказано. Быть может, в некотором роде даже слишком рано. Думаю, у этих парней еще полно времени, чтобы стать лучшими друзьями. Может быть, мы займемся этим позже, если будем снимать дальше. Я чувствовал, что пришло время отойти от броманса и сосредоточиться на идее команды как семьи, живущей вместе на небольшом пространстве, рассказать, что это значит для них всех. Мне очень нравятся взаимоотношения между Боунсом и Споком, так что в этот раз мы посвятили им побольше времени. Кирк теперь старше, чем был его отец во время своей смерти. Подобные вещи оказывают на него психологическое влияние. А Скотти – все тот же Скотти.

- Не считая Спока, Скотти – один из немногих персонажей, которому достаются по-настоящему хорошие эпизоды один на один с Кирком. Как развиваются их отношения в этом фильме?

- Такая дружба, как у них, позволяет Скотти говорить с Кирком прямо. Он уважает его, но иногда высказывает все начистоту, как это случилось в «Возмездии». С тех пор их отношения эволюционировали. Надеюсь, вы увидите, что эти два года их отношения развивались в направлении, заданном предыдущими двумя фильмами. Им обоим комфортно друг с другом. Оба заняты своей работой. Скотти по-настоящему счастлив быть в машинном отделении и делать свое дело.

- По словам Зои Салданы, когда этот фильм начинается, экипаж в изнеможении, он измучен двумя годами миссии. Что вы будете делать дальше?

- Дело не в том, что они в изнеможении. Они ведь знают, что впереди еще долгое путешествие. Скорее, суть в том, что они имеют дело с неизбежным психологическим воздействием своей работы. Не то чтобы они говорили: «О, я больше не хочу этим заниматься». Никто этого не забывает. Все просто делают свою работу. Они идут от приключения к приключению, что утомительно, и желают знать, чем же все это кончится. Идея этого фильма, его история, заключается в том, что все, с чем они сталкиваются, помогает им понять, в чем смысл их работы.

- Вы можете приоткрыть тайну персонажа Идриса Эльбы?

- В настоящий момент Идрис занят кое-чем необычным. Пару недель назад мы с Дагом и с ним готовились к его сценам и наконец добрались до сути того, кто же он такой в этом фильме. Вам я этого рассказать не могу, потому что с ним связано много сложностей и тайна, которую мы, конечно же, хотим сохранить. Но это очень грозный, очень могущественный человек (или существо), с которым столкнутся герои. Он своего рода... достойный противник для Кирка. Но динамика их отношений очень интересна. Вы все увидите сами.

- Людям нравятся всякие научно-фантастические штуковины и гаджеты. Можете ли вы что-то рассказать об этом? Было ли что-нибудь из оригинального сериала, что вы хотели бы включить в новый фильм?

- Вряд ли будет спойлером то, что в нем есть фазеры, коммуникаторы, транспортеры и все, что вы ожидаете увидеть в фильме под названием «Звездный путь». Пожалуй, некоторым персонажам, которые раньше не пользовались транспортером, придется это попробовать, и для них это будет весьма занятно. Часть истории начинается с того, как герои прибывают на новую, самую отдаленную базу Звездного флота. Это новый дипломатический узел. Он называется Йорктаун и находится на самом краю пространства Федерации. Это место, где жители планет Федерации, которые вступили в нее совсем недавно, могут встретиться и узнать друг о друге побольше.

- Что-то вроде Мос-Эйсли?

- Никчемное сборище подонков и злодеев? (Смеется.) Нет, это его полная противоположность. Мы с Дагом шутили, что там будут разные инопланетяне с листовками, вручающие их другим инопланетянам, мол, «Приезжайте и посмотрите на наш мир!» Но вообще это место, где они могут понять, что означает быть частью Федерации. Это важный вид тактического учреждения Федерации. Оно находится очень-очень далеко, но построено на местный манер, так что на него очень интересно посмотреть. Именно туда и прибывает Энтерпрайз. Впервые за десять месяцев команда может нормально пообщаться с другими людьми – здесь и начинается история. Как мы это создавали? Вы описываете все в сценарии, затем отдаете его художнику-постановщику, и он придумывает потрясающие концепты. Нас с Дагом это впечатлило больше всего. Вы пишете, пишете, а потом вдруг видите все эти прекрасно оформленные декорации и чувствуете себя так, словно в этом ваша заслуга. Хотя ее и нет. (Смеется.)

- Были ли какие-нибудь элементы из предыдущего сценария, которые сохранились потому, что их уже спроектировали в ходе пре-продакшн?

- Нет. Может быть, там и был реквизит, который они могли бы использовать снова. Но поскольку я его не читал... Есть кое-что, что я хотел бы прояснить: недавно меня неправильно процитировали, сказав, что меня взяли в проект, чтобы сделать его менее «стартрековым» – но я сказал тому журналисту совсем другое. Я имел в виду, что в подобных вещах должна в определенной степени присутствовать универсальность. Это значит, что вы не можете игнорировать людей, для которых этот «Звездный путь» станет первым. Если они придут его посмотреть и ничего не поймут, потому что там будет полно вещей, непонятных тем, кто ничего о них не знал заранее, у вас получится кино для избранных. С такими вещами всегда нужна определенная сноровка. Нужно снять фильм, который порадует поклонников и многое им даст, и в то же время сделать это так, чтобы тот, кто пришел на фильм случайно, сказал: «Ух ты, я же теперь могу посмотреть все, что они наснимали за пятьдесят лет!» Для детей это вообще здорово. Представьте, что вы открыли для себя музыкальную группу и вдруг узнаете, что у них уже есть шесть альбомов. Что-то подобное я и имел в виду. Мысль о том, что этот фильм не будет «стартрековым», для меня сродни анафеме. Он обязан во всех отношениях, каждой своей частичкой быть «Звездным путем».

- Одна из ваших многочисленных сильных сторон – комедия. Как это повлияло на ритм и юмор в фильме в сравнении с предыдущими двумя? Мы ведь не увидим балаган?

- По понятным причинам, когда в списке сценаристов появилось мое имя, многие сказали: «О нет! Это будет комедия». Это не то, чего мы хотим. Но, безусловно, все мы - и Даг, и я, и актеры, и Джастин – стремимся сделать фильм веселым. Но опасности в нем будут реальными, напряжение – таким, чтобы вы грызли ногти от волнения… Второй фильм даже называется «Звездный путь во тьму», так что мне, пожалуй, не стоит его критиковать. По сути, я и сам в нем есть. Но сейчас появилась странная тенденция: все думают, что если вдруг сделают что-то более мрачным, то оно понравится нам как взрослым. Это как оправдывать что-то, что, по сути, сделано для детей, но если вы вдруг добавите туда мрачняка и крови, оно сойдет и для взрослых.
Тогда вы не должны будете чувствовать себя виноватыми за то, что это вам нравится. Но ни черта. Нам может нравиться что угодно.

Мне кажется, «Звездный путь» всегда был очень ярким и оптимистичным. В оригинальном сериале есть потрясающие комические детали. Во взаимодействии между Кирком, Боунсом и Споком встречаются некоторые особенно прекрасные моменты. Поэтому мы хотим, чтобы в этом фильме присутствовали чувство юмора и легкость, которые не повлияют на напряженность действия и не умалят угрозы со стороны плохого парня... «В поисках Галактики» - отличный пример по-настоящему смешного научно-фантастического фильма. Угроза в этом фильме – как и зомби в «Зомби по имени Шон» - совершенно серьезна, но он остается комедией. Мы не делаем ничего похожего на «В поисках Галактики». Но в фильме может быть легкость, немного юмора, очень человечные персонажи - и одновременно может сохраняться реальная угроза, которая ощущается настоящей и совсем не легкомысленной. Но я немного избегаю этой штуки с тьмой, потому что чувствую, словно тогда... признаю ее, что ли?

- Большое спасибо, Саймон.

- А вам спасибо, что не спросили о «Звездных войнах»! (Смеется.)

Перевод Веся Менская
Взято в сообществе STAR TREK Beyond

Tags: *интервью, актер: simon pegg
Subscribe
promo british_cinema november 30, 14:00 22
Buy for 10 000 tokens
Список сериалов и телефильмов на 2018 год, включающий сериалы британского телевидения и американские, главные роли в которых исполняют британские актеры. Как всегда, ссылка на пост висит в сайдбаре, в правом верхнем углу на главной странице сообщества ( как это выглядит) и время от времени…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments